Мнения
Бесплатный
Евгений Винокуров
Статья опубликована в № 4130 от 03.08.2016 под заголовком: Региональная интеграция: Душанбе на очереди

Душанбе на очереди

Экономист Евгений Винокуров об эффектах от возможного вступления Таджикистана в ЕАЭС

Вопрос о вступлении Таджикистана в Евразийский экономический союз (ЕАЭС) передан на рассмотрение в правительство республики. Скорых решений, впрочем, ждать не стоит. Руководство страны, как и руководство стран – членов ЕАЭС, пока не может понять, выгодно или нет для сторон вступление Таджикистана в союз.

В настоящее время Республика Таджикистан – единственный реалистичный кандидат на вступление в ЕАЭС. В экономическом плане Таджикистан тесно связан с Россией и Казахстаном. В институциональном плане Таджикистан – активный участник ряда евразийских структур, включая ОДКБ и Евразийский банк развития. Но страна не спешит вступать в ЕАЭС. Одна из причин – желание оценить практические плюсы и минусы от участия в этом интеграционном проекте на примере недавно присоединившихся Армении и особенно Киргизии. После достаточно длительного функционирования рабочей группы при Минэкономики и торговли вопрос на днях был передан на рассмотрение в правительство республики. Сколько будет работать над этим правительство, не ясно.

Россия и Казахстан также не форсируют эту тему. У всех сторон есть желание разобраться в деталях процесса и выработать приемлемые решения. Состоится ли вступление Таджикистана в ЕАЭС? Каковы плюсы и минусы этого решения для Таджикистана, России, других стран объединения?

Потенциальные выгоды для Душанбе

Таджикистан – небольшая страна с населением около 8,6 млн человек. Основу экономики формируют сельское хозяйство, горнодобывающая промышленность и денежные переводы трудовых мигрантов. География дает в целом невыгодную точку отсчета для построения стратегии долгосрочного устойчивого роста. На это влияет совокупность факторов: изолированность от сложившейся мировой транспортной инфраструктуры, отсутствие выхода к морю, высокогорный рельеф (коммуникации внутри страны также проблематичны и требуют повышенных инвестиций) и удаленность от основных рынков. ВВП в 2015 г. составил $7,9 млрд, это около $2700 на душу населения по паритету покупательной способности.

Какие возможности предоставит вступление в ЕАЭС Таджикистану? Мы видим два основных канала: рост переводов трудовых мигрантов и рост инвестиций в республику. По нашим оценкам, потенциал роста ВВП за счет инвестиций даст дополнительные 1,6 процентного пункта роста валового продукта в год. Инвестиционный потенциал денежных переводов из-за границы добавит еще 1 п. п. роста ВВП в год. Привлечение прямых иностранных инвестиций может повлиять на изменение совокупной производительности в экономике через трансфер технологий и повышение конкуренции, что даст дополнительный ресурс роста на 0,5 п. п. Увеличение капитала будет способствовать росту ВВП на 0,4 п. п. благодаря вовлечению новых трудовых ресурсов. Таким образом, суммарный эффект составит до 3,5 п. п. в год. Положительный эффект не носит автоматического характера: это потенциал, который предстоит реализовать.

Догнать киргизов

Население Республики Таджикистан быстро увеличивается, в то время как количество рабочих мест растет недостаточными темпами. Занятость в неаграрных секторах растет очень медленно или вовсе стагнирует. Сегодня в аграрном секторе занято до 66% рабочей силы. Для сравнения: в России и Белоруссии – 10%.

При обсуждении евразийской проблематики тема общего рынка труда, как правило, меркнет на фоне общих рынков товаров и услуг. Между тем именно в формировании единого рынка труда ЕАЭС достиг значимых результатов. Почти все барьеры для работников из соседних стран – участниц союза устранены, а социальные гарантии, предоставляемые гражданам, теперь в значительной степени распространены и на трудовых мигрантов и членов их семей. Работодатели вправе нанимать трудящихся из других государств – членов ЕАЭС без учета ограничений по защите национального рынка труда. Каких-либо обязательств по лицензированию и квотированию не возникает. При этом работникам государств-членов не требуется получать разрешение на осуществление трудовой деятельности в государстве трудоустройства. Официальное трудоустройство работников подразумевает, что дети мигрантов идут в детские сады и школы и все члены семьи получают обязательное медицинское страхование.

Процесс имплементации этих норм не обходится без шероховатостей, но в целом общий рынок труда уже работает. В числе крупных нерешенных проблем – технически исключительно сложный вопрос мобильности пенсий (ведь пенсионные системы во всех странах разные). По этому вопросу готовится отдельное соглашение. То, что рынок труда заработал, подтверждается первой доступной статистикой: в 2015 г. количество киргизских трудовых мигрантов в России выросло на 1,6%, а таджикских – упало на 13,7%. Это прямое следствие того, что Киргизия входит в ЕАЭС, а Таджикистан – нет.

Вступление Таджикистана в ЕАЭС изменит данную ситуацию. Таджикские трудовые мигранты станут частью организованного общего рынка труда, а объем денежных переводов снова возрастет. Это, пожалуй, главный канал для получения преимуществ от вступления в союз для республики, который сработает быстро, буквально в течение года. Заработная плата мигрантов частично подтянется к заработной плате граждан России и Казахстана. Оценки роста заработной платы мигрантов после вступления Республики Таджикистан в ЕАЭС находятся в диапазоне от 9 до 28%. Ожидаемый рост денежных переводов – 15–25%.

Инвестиций не будет без поддержки

Если вступление в ЕАЭС создаст более комфортную среду для российских и казахстанских инвестиций (именно Россия и Казахстан – крупнейшие инвесторы в регионе СНГ), следствием станут рост поступлений в госбюджет и дополнительные рабочие места. Возможно, для плавного и максимально безболезненного вступления понадобится задействовать ряд механизмов поддержки таджикской экономики. Ключевое значение имеют два направления.

Первое – бюджетная поддержка. На начальном этапе Таджикистану, возможно, понадобится некоторый объем трансфертов для поддержания макроэкономической стабильности и удовлетворения критериев по трем фундаментальным макропоказателям: инфляции, дефициту госбюджета и государственному долгу. Данная помощь может быть четко обусловлена проведением реформ в бюджетной сфере, связанных в первую очередь с сокращением налоговых льгот и субсидий.

Второе направление – поддержка инвестиционных проектов на территории Таджикистана ради наполнения госбюджета и создания рабочих мест. Оптимальной стратегией здесь представляется поощрение инвестиций крупных российских и казахстанских корпораций. Кроме того, с целью аккумулирования денежных средств населения и укрепления доверия к банковскому сектору возможны инвестиции со стороны российских и казахстанских банков в банковский сектор Таджикистана. Это позволит не только более эффективно аккумулировать денежные средства населения и инвестировать их в национальную экономику, но и облегчит доступ к ресурсам материнских банков.

Если сконцентрироваться только на соглашениях по трудовой миграции, не стремиться улучшить инвестиционный климат, не усиливать потенциал банковской системы, то дополнительные потоки денежных переводов от трудящихся за рубежом будут «проедаться». Это окажет кратковременный положительный эффект на рост ВВП и снижение бедности, но не приведет к потенциальному устойчивому росту в долгосрочной перспективе.

С 2013 г. Таджикистан – член ВТО, что является плюсом с точки зрения государств – членов ЕАЭС для эффективного выстраивания сети зон свободной торговли, а в долгосрочной перспективе для выстраивания отношений ЕАЭС с КНР и Евросоюзом.

Во внешней торговле понадобится переходный период по сближению таможенных ставок Таджикистана со ставками Единого таможенного тарифа ЕАЭС. Около трети тарифного расписания Республики Таджикистан совпадает с ЕТТ, для трети тарифных линий ставки ЕТТ выше ставок РТ, еще для трети ставки ЕТТ ниже ставок импортных тарифов Таджикистана. Также понадобятся специальные меры помощи Республике Таджикистан в области таможенного контроля и администрирования. Со стороны самой республики потребуются серьезные усилия по ужесточению таможенного контроля на «внешнем контуре». Возможно, будет необходима целевая поддержка системы санитарного и фитосанитарного контроля (одна лаборатория обходится примерно в $400 000, а понадобится два десятка лабораторий). Меры такого содействия уже были отработаны в Киргизии.

Население Таджикистана поддерживает идею вступления республики в ЕАЭС. Поддержка идеи вступления в ЕАЭС стабильно отслеживается в рамках проекта «Интеграционный барометр ЕАБР» с 2012 г. По самым свежим данным за 2016 г., 68% населения выступает за вхождение; отрицательное мнение высказывают только 4%; безразличны к этой теме 20% граждан страны. Такой фон общественных настроений достаточно комфортен для принятия принципиальных политических решений.

Есть ли плюсы для России

Для Таджикистана баланс выгод и издержек при вступлении в ЕАЭС будет положительным. А что в этой теме интересного для России?

Во-первых, инвестиционные возможности. Они присутствуют в четырех секторах – горнодобывающей промышленности, гидроэнергетике, агропроме и легкой промышленности. Объем инвестиционных ресурсов, которые вполне способна абсорбировать таджикская экономика, сегодня превышает $2,5 млрд в год. Вероятно, вхождение Таджикистана в общий евразийский рынок предлагает и новые перспективы, особенно в агропроме и легкой промышленности. Низкая стоимость трудовых ресурсов создает возможности для более высокой доходности инвестиций.

Во-вторых, преференциальный торговый режим, закрепляющий комфортные условия для российского экспорта – продукции машиностроительного и иных секторов.

В-третьих, для долгосрочного устойчивого роста российской экономики необходим прирост трудовых ресурсов, который представляется затруднительным в силу демографической ситуации в России. Более организованный режим задействования трудовых ресурсов в российской экономике будет работать на российский ВВП.

В-четвертых, и это самое существенное, – вступление Таджикистана в ЕАЭС повлияет на политическую стабильность в стране и регионе в целом. Альтернатива может оказаться чрезвычайно дорогостоящей.

Рассматривая вопрос о вступлении Таджикистана в ЕАЭС, и в России, и в Казахстане, и в Таджикистане необходимо исходить из понимания экономической природы Евразийского союза. ЕАЭС – один из инструментов выстраивания стратегии долгосрочного устойчивого роста. Политические и военно-политические вопросы по-прежнему будут решаться на двусторонней основе и в рамках ОДКБ.

Автор – директор Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития