Детали / Цифра недели
Статья опубликована в № 4135 от 10.08.2016 под заголовком: Цифра недели: $3 млрд

Поразительная неточность

Почему Игорь Шувалов ошибся в предварительной оценке пакета «Башнефти»

Достоверность и корректность информации – базовый принцип качественной журналистики. Источники и данные тщательно проверяются, сомнения в точности информации исключают ее появление в статье. Журналисты своим словом должны дорожить.

Поэтому так сильно поражает, а часто и кажется подозрительной неточность чиновников. Свои слова они, случается, недооценивают, хотя их слова – это именно деньги. Чужие деньги.

$3 млрд – такую предварительную оценку госпакета «Башнефти» называл 3 августа первый вице-премьер Игорь Шувалов, это на $1 млрд дешевле рынка (он оговорился, что с представленной в Минэкономразвития оценкой еще не знаком и «нужно дождаться оценщика»). Ответ был незамедлительным – за несколько минут обыкновенные акции «Башнефти» рухнули на 17,68%. Но затем отыграли почти все потери.

На следующий день в СМИ появилась оценка – в 1,5 раза выше названной Шуваловым (306 млрд руб., диапазон – от 297 млрд до 315 млрд руб.). Сам вице-премьер эти цифры назвал только 5 августа, свои прежние слова он не уточнял. Лишь министр экономического развития Алексей Улюкаев объяснял, что $3 млрд – это февральская и неактуальная оценка.

Шувалов – юрист, который должен хорошо знать и чувствовать рынки: возглавлял РФФИ, в правительстве отвечает за финансовую политику и управление госимуществом. Иными словами, выражаясь языком законов, «знал или мог знать», к каким последствиям приведут или могут привести его слова об оценке госпакета «Башнефти». Наверняка он хорошо помнит, как взлетали и падали котировки ЮКОСа в зависимости от заявлений властей (так, вслед за словами Владимира Путина, что правительство не заинтересовано банкротить ЮКОС, акции компании пошли вверх и подорожали на 34%, торги были приостановлены). А потому должен быть предельно аккуратен, говоря о рынках, и тщательно оценивать последствия своих слов и то, как их воспринимают.

Закон называет манипулированием умышленное распространение заведомо ложных сведений, без которых цены, спрос, предложение или объем торгов не изменились бы. Определяет факт манипулирования Центробанк, при этом четких и публичных оснований для проведения проверки нет, да и быть не может (эта информация секретная не только в России). Например, столь резкое падение котировок акций «Башнефти» могло быть связано с низкой ликвидностью бумаг. И поэтому многие аналитики считают, что факта манипулирования не было. ЦБ же о факте проверки сообщает только после ее завершения, если подозрения подтвердились.

Вряд ли неосторожные слова Шувалова будут иметь для него последствия. Чиновники его ранга несут ответственность не политическую, а перед одним-единственным человеком. Который сам привык к отсутствию политической ответственности. Все, что им грозит, – шутка в их адрес на каком-нибудь совещании. Но пока чиновники не будут нести ответственности за свои слова – неосторожные или неточные, нарушенные или ложные, – доверие к власти будет и дальше слабеть. В нынешней политической системе ждать таких радикальных изменений, наверное, не стоит.