Статья опубликована в № 4145 от 24.08.2016 под заголовком: От редакции: Досрочные разговоры

Досрочные разговоры

Почему не умирает дискуссия о переносе выборов президента

Канун выборов в Госдуму, совмещенный с многофигурными кадровыми перестановками в системе исполнительной власти, активизировал гадания о грядущих выборах президента. Большую популярность получила тема досрочных президентских выборов (например, в 2017 г.).

В обсуждении их выгодности или невыгодности Кремлю чувствуется всегдашняя либеральная надежда на президента всех россиян – собственно, первыми о досрочных выборах заговорили Алексей Кудрин и Евгений Гонтмахер. Год назад Кудрин прямо заявил, что если для проведения назревших и оттого неизбежных, но болезненных реформ Владимир Путин считает необходимым получить мандат на новый срок (как это сделал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев), то надо дать ему возможность скорее получить новый мандат, пусть даже речь идет о переносе президентских выборов, которые по плану должны пройти только весной 2018 г. Заодно новый президент избавляется и от старого правительства, а новое может быть сформировано уже исходя из реформаторского техзадания. Углубляющийся кризис вроде бы свидетельствует о том, что в экономике нужны чрезвычайные меры, и чрезвычайные выборы президента дали бы для лидера страны карт-бланш на непопулярные экономические реформы.

Безусловно, новый мандат и новая легитимность могут быть нужны и самому Путину, и охранительным кругам. Путин привык избираться в положенный срок, но если дожидаться положенного срока, то к тому времени к кандидату Путину у избирателя накопится слишком много неприятных вопросов, от которых будет сложно отделаться стандартными радужными отчетами и обещаниями, рассуждает политолог Алексей Макаркин.

Путин, очевидно, выиграл бы выборы и на негативной повестке, но это была бы не безоговорочно триумфальная победа. Гипотетические выборы в 2017 г. – пока бюджет не опустел окончательно – обнулят ситуацию лично для Путина, но они не дают ответа на вопрос, как именно он воспользуется этим мандатом: для проведения структурных реформ, о необходимости которых говорят Кудрин и Гонтмахер, или же просто заморозит ситуацию на новый шестилетний срок.

Правда, формально Путин не может переизбраться на досрочных выборах. По Конституции они назначаются только в трех случаях: добровольная отставка главы государства, импичмент или же неспособность исполнять полномочия из-за расстройства здоровья. Два последних варианта имиджево негодны, первый же влечет за собой невозможность участия отставника в ближайших выборах – прямой запрет содержится в законе о выборах президента. Правда, он распространяется только на те выборы, которые были назначены из-за отставки, но не на последующие – т. е. в варианте сохранения Путиным власти такая схема требует либо правки закона, либо избрания, хотя бы и на короткий срок, президента-прокладки между Путиным-3 и Путиным-4. (Да, можно предположить и избрание другого президента вместо Путина. Тема реального преемника тоже греет душу сторонникам реформ; заодно могут в это пытаться играть люди с аппаратными надеждами, а их будут ловить контригроки.)

Можно провести не досрочные выборы, а обычные выборы, но раньше срока, передвинув дату голосования по аналогии с перенесенными выборами Госдумы. Для этого также нужно править закон о выборах президента. Но этот вариант проще, поскольку Конституционный суд уже дал ответ о юридической чистоте такого переноса, сочтя, что сокращение срока полномочий депутатов на три месяца несущественно в масштабе пяти лет работы (не очевидно, однако, что так можно сказать про сокращение срока полномочий президента на год). Впрочем, это вопросы технические: если политическое решение будет принято, едва ли его сможет заблокировать какая-то норма какого-то закона.