Мнения
Бесплатный
Олег Сальманов
Детали / Компания недели
Статья опубликована в № 4151 от 01.09.2016 под заголовком: Компания недели: «Ростех»

Что полезно для «Ростеха»

Компания все чаще становится бенефициаром крупных IT-проектов

На прошлой неделе стало известно, что «дочка» госкорпорации «Ростех» – Национальный центр информатизации (НЦИ) претендует на роль хранилища для трафика абонентов, который операторы связи с 1 июля 2018 г. должны будут хранить по так называемому закону Яровой. По предлагаемой схеме операторы будут платить НЦИ за услуги хранения, вместо того чтобы строить собственные хранилища данных. Опять же отечественное оборудование для хранения этих данных, скорее всего, будут выпускать структуры «Ростеха». Как, видимо, и оборудование для интегрированной сети связи для госорганов, на которую государство может потратить порядка 0,5 трлн руб.

В последнее время «Ростех» все чаще становится бенефициаром различных крупных IT-проектов той или иной степени нужности. На прошлой же неделе президент России Владимир Путин поручил Минздраву, Минэкономразвития совместно с «Ростехом» создать и к январю 2018 г. запустить информационно-аналитическую систему мониторинга и контроля закупок лекарств, интегрированную в Единую информационную систему в сфере закупок (ЕИС) на портале zakupki.gov.ru. Правда, как и в случае с законом Яровой, далеко не все видят необходимость в этой системе, некоторые участники рынка советуют просто научиться лучше работать с ЕИС. Самый яркий пример такого прибыльного, но крайне спорного IT-проекта – система «Платон», оператор которой «РТ-инвест транспортные системы» на 12,5% принадлежит «Ростеху» (50% у Игоря Ротенберга).

Когда Сергей Чемезов собирал в госкорпорацию «Ростехнологии» (старое название «Ростеха») разнообразные предприятия ВПК, вряд ли кто-то мог думать, что она столь активно займется информационными технологиями. Первым ее проектом в этой сфере стал WiMax-оператор Yota, в котором госкорпорация имела 25%, а остальные 75% принадлежали на паритетных правах Сергею Адоньеву и Альберту Авдоляну (последнего называют человеком из окружения Чемезова, его знакомым еще по Иркутской области).

Проект оказался успешным – он не только создал много шума (чего стоил хотя бы первый в России запуск сети LTE в Казани и ее выключение на следующий день по требованию Роскомнадзора), но и принес «Ростеху» прибыль: после продажи оператора у госкорпорации оказалось около 4% акций «Мегафона». Кроме того, из недр Yota родился проект «первого российского смартфона с двумя экранами» YotaPhone. Хотя он до сих пор не вышел на прибыль, с точки зрения имиджа он приносит дивиденды – вторая модель оказалась настолько хорошей, что президенту Владимиру Путину не стыдно было подарить ее Си Цзиньпину – лидеру страны, смартфоны которой сейчас рвут этот рынок на мелкие части. А Чемезов вошел во вкус: он продемонстрировал Путину отечественный планшет и электронный учебник и собирается выпускать на базе YotaPhone защищенный смартфон для госорганов; НЦИ претендует на то, чтобы стать главным IT-интегратором для госпроектов; сам же «Ростех» стал якорным инвестором IT-города Иннополис в Татарстане.

Такими темпами «Ростех» может стать главным, если не единственным бенефициаром российского политического курса на импортозамещение в отрасли IT и телекоммуникаций.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать