Статья опубликована в № 4155 от 07.09.2016 под заголовком: Поворот на Восток: Саммитом не вышли

Саммитом не вышли

Китаист Александр Габуев о том, что президент Путин зря игнорирует работу Восточноазиатского саммита
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Удачный по телекартинке экономический форум во Владивостоке, на который прибыли премьер Японии Синдзо Абэ и президент Южной Кореи Пак Кын Хе, стал зримым символом успеха «поворота на Восток». При этом, несмотря на эпизодические успехи, в целом азиатская политика Москвы на многих направлениях остается противоречивой. Самый свежий пример – отношение Кремля к работе Восточноазиатского саммита (ВАС), который проходит в Лаосе 7–8 сентября. Если в истории с ВАС Россия хоть в чем-то последовательна, так это в игнорировании главой государства этого важнейшего для региона формата.

ВАС впервые собрался 11 лет назад в Куала-Лумпуре как клуб глав государств для обсуждения ключевых вопросов безопасности в Восточной Азии. Владимир Путин приехал на учредительный саммит как гость и активно лоббировал вступление в эту структуру. Но Москву не приняли из-за низкой вовлеченности России в азиатские дела и крошечного товарооборота с АТР. Членом ВАС Россия стала лишь в 2011 г. одновременно с США. Организаторы решили собрать всех влиятельных игроков, чтобы сделать ВАС азиатским аналогом ОБСЕ – площадки, на которой Западу и Востоку в годы холодной войны удалось выработать правила, удерживавшие Европу от большой войны на протяжении многих лет. Россию приняли авансом – как постоянного члена СБ ООН, страну, две трети которой географически находятся в Азии, как раз объявившую о повороте к АТР. Страны АСЕАН надеялись, что Россия станет самостоятельным центром силы с позитивной повесткой, который сможет балансировать Америку и Китай. Однако Москва сразу же показала, что не очень-то дорожит своим участием в этом формате: с момента вступления президент не посетил ни один саммит. До 2014 г. Россию представлял глава МИДа Сергей Лавров, затем – премьер Дмитрий Медведев.

В Азии, где так важны символизм и личная вовлеченность, постоянное отсутствие первого лица России на ключевом для региона мероприятии по безопасности говорит гораздо больше, чем любые заявления о незыблемости «поворота на Восток». Тем более когда речь идет о стране, в которой именно Путин является единственным центром принятия решений по внешней политике. Все понимают, что у президента России много дел и что из Москвы до Азии путь неблизкий. Но тот же Барак Обама, которому тоже далеко лететь и есть чем заняться, прогулял ВАС лишь однажды – в 2013 г., во время технического закрытия правительства США. За шесть лет неучастие президента России в ВАС стало восприниматься азиатскими дипломатами как данность, на которую уже не стоит обращать внимания. Прозвучавшие на майском саммите Россия – АСЕАН в Сочи обещания уделять больше внимания ВАС были восприняты со скепсисом. Теперь, когда президент снова не приехал, этот скепсис может распространиться и на другие данные в Сочи обещания.

Чиновники говорят, что у такого поведения есть серьезные причины. Во-первых, Россию в Азии интересует экономика, а не сфера безопасности – это арена американо-китайского соперничества. Быть статистом при споре Пекина и Вашингтона Москве не хочется. Во-вторых, известно, что Путин тяготится групповыми разговорами «ни о чем» и летает на мероприятия вроде G20 или АТЭС ради двусторонних переговоров. Он и так поддерживает контакты с лидерами крупных стран вроде Китая или Японии, а летать на ВАС ради еще одной встречи с лидерами АСЕАН особого смысла нет. В-третьих, даже если бы президент поехал на ВАС, никакой прорывной повестки у России для АТР в сфере безопасности пока нет, а если нечего сказать, то лучше вообще не ездить. Наконец, ВАС находится в процессе становления и ничего судьбоносного президент не пропускает.

Известно, что переубеждать Путина по вопросу, где у него уже сложилось определенное мнение, – занятие трудное и часто неблагодарное, а потому никто за это и не берется. И зря. Участие президента в работе ВАС имело бы для азиатской политики России и символическое, и практическое значение. Прежде всего регулярное присутствие первого лица страны на самом представительном в АТР форуме означало бы серьезность намерений России в Азии. Конечно, это не заменит полноценного управленческого фокуса на выстраивание связей в АТР и развитие Дальнего Востока, но может заставить азиатских политиков и бизнесменов больше доверять обещаниям российского руководства.

Во-вторых, Россия как крупная военная держава и постоянный член СБ ООН вряд ли должна отправлять премьера на самый важный в АТР форум по безопасности – ведь даже на экономическом АТЭС, где доля России в торговле колеблется в пределах 1–2%, нашу страну представляет президент. Это Китай может позволить себе отправлять на ВАС главу Госсовета. На все претензии партнеров по поводу поведения КНР в Южно-Китайском море премьер Ли Кэцян отвечает, что эти вопросы не относятся к его компетенции, и говорит о выгодах торговли с КНР. Но то Китай, экономический центр всего региона. Россию же в АТР воспринимают как политического и военного игрока, а потому упорное игнорирование важнейшей переговорной площадки не укрепляет доверия к Москве как к независимому игроку – особенно в свете совместных с Китаем военных учений рядом со спорными островами и заявлений президента России, что Москва поддерживает Пекин в непризнании гаагского арбитража по Южно-Китайскому морю.

Самое же главное, что у России есть серьезный интерес в том, чтобы в АТР возникли мирные правила игры. Военная стабильность в регионе – залог экономического роста, а значит, и необходимое условие для успеха «поворота на Восток». Команда Хиллари Клинтон, как заявил ее ближайший советник Джейк Салливан во время недавнего выступления в Asian Society (между прочим, старейшем американском НКО), намерена превратить ВАС в площадку для кодификации норм, которые позволят построить в АТР приемлемую для всех архитектуру безопасности. О том, что Китай уже не может уходить от серьезного разговора на эту тему и что на ВАС должен начать ездить Си Цзиньпин, все чаще говорят и в Пекине. Вероятно, Москве было бы неплохо вступить в разговор пораньше. При желании ей даже найдется, что сказать. В конце концов наша страна была единственной, кто смог выработать с США и их союзниками некий кодекс поведения, который только предстоит выработать в АТР.

Автор – руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского центра Карнеги

Читать ещё
Preloader more