Статья опубликована в № 4155 от 07.09.2016 под заголовком: Поворот на Восток: Саммитом не вышли

Саммитом не вышли

Китаист Александр Габуев о том, что президент Путин зря игнорирует работу Восточноазиатского саммита

Удачный по телекартинке экономический форум во Владивостоке, на который прибыли премьер Японии Синдзо Абэ и президент Южной Кореи Пак Кын Хе, стал зримым символом успеха «поворота на Восток». При этом, несмотря на эпизодические успехи, в целом азиатская политика Москвы на многих направлениях остается противоречивой. Самый свежий пример – отношение Кремля к работе Восточноазиатского саммита (ВАС), который проходит в Лаосе 7–8 сентября. Если в истории с ВАС Россия хоть в чем-то последовательна, так это в игнорировании главой государства этого важнейшего для региона формата.

ВАС впервые собрался 11 лет назад в Куала-Лумпуре как клуб глав государств для обсуждения ключевых вопросов безопасности в Восточной Азии. Владимир Путин приехал на учредительный саммит как гость и активно лоббировал вступление в эту структуру. Но Москву не приняли из-за низкой вовлеченности России в азиатские дела и крошечного товарооборота с АТР. Членом ВАС Россия стала лишь в 2011 г. одновременно с США. Организаторы решили собрать всех влиятельных игроков, чтобы сделать ВАС азиатским аналогом ОБСЕ – площадки, на которой Западу и Востоку в годы холодной войны удалось выработать правила, удерживавшие Европу от большой войны на протяжении многих лет. Россию приняли авансом – как постоянного члена СБ ООН, страну, две трети которой географически находятся в Азии, как раз объявившую о повороте к АТР. Страны АСЕАН надеялись, что Россия станет самостоятельным центром силы с позитивной повесткой, который сможет балансировать Америку и Китай. Однако Москва сразу же показала, что не очень-то дорожит своим участием в этом формате: с момента вступления президент не посетил ни один саммит. До 2014 г. Россию представлял глава МИДа Сергей Лавров, затем – премьер Дмитрий Медведев.

В Азии, где так важны символизм и личная вовлеченность, постоянное отсутствие первого лица России на ключевом для региона мероприятии по безопасности говорит гораздо больше, чем любые заявления о незыблемости «поворота на Восток». Тем более когда речь идет о стране, в которой именно Путин является единственным центром принятия решений по внешней политике. Все понимают, что у президента России много дел и что из Москвы до Азии путь неблизкий. Но тот же Барак Обама, которому тоже далеко лететь и есть чем заняться, прогулял ВАС лишь однажды – в 2013 г., во время технического закрытия правительства США. За шесть лет неучастие президента России в ВАС стало восприниматься азиатскими дипломатами как данность, на которую уже не стоит обращать внимания. Прозвучавшие на майском саммите Россия – АСЕАН в Сочи обещания уделять больше внимания ВАС были восприняты со скепсисом. Теперь, когда президент снова не приехал, этот скепсис может распространиться и на другие данные в Сочи обещания.

Чиновники говорят, что у такого поведения есть серьезные причины. Во-первых, Россию в Азии интересует экономика, а не сфера безопасности – это арена американо-китайского соперничества. Быть статистом при споре Пекина и Вашингтона Москве не хочется. Во-вторых, известно, что Путин тяготится групповыми разговорами «ни о чем» и летает на мероприятия вроде G20 или АТЭС ради двусторонних переговоров. Он и так поддерживает контакты с лидерами крупных стран вроде Китая или Японии, а летать на ВАС ради еще одной встречи с лидерами АСЕАН особого смысла нет. В-третьих, даже если бы президент поехал на ВАС, никакой прорывной повестки у России для АТР в сфере безопасности пока нет, а если нечего сказать, то лучше вообще не ездить. Наконец, ВАС находится в процессе становления и ничего судьбоносного президент не пропускает.

Известно, что переубеждать Путина по вопросу, где у него уже сложилось определенное мнение, – занятие трудное и часто неблагодарное, а потому никто за это и не берется. И зря. Участие президента в работе ВАС имело бы для азиатской политики России и символическое, и практическое значение. Прежде всего регулярное присутствие первого лица страны на самом представительном в АТР форуме означало бы серьезность намерений России в Азии. Конечно, это не заменит полноценного управленческого фокуса на выстраивание связей в АТР и развитие Дальнего Востока, но может заставить азиатских политиков и бизнесменов больше доверять обещаниям российского руководства.

Во-вторых, Россия как крупная военная держава и постоянный член СБ ООН вряд ли должна отправлять премьера на самый важный в АТР форум по безопасности – ведь даже на экономическом АТЭС, где доля России в торговле колеблется в пределах 1–2%, нашу страну представляет президент. Это Китай может позволить себе отправлять на ВАС главу Госсовета. На все претензии партнеров по поводу поведения КНР в Южно-Китайском море премьер Ли Кэцян отвечает, что эти вопросы не относятся к его компетенции, и говорит о выгодах торговли с КНР. Но то Китай, экономический центр всего региона. Россию же в АТР воспринимают как политического и военного игрока, а потому упорное игнорирование важнейшей переговорной площадки не укрепляет доверия к Москве как к независимому игроку – особенно в свете совместных с Китаем военных учений рядом со спорными островами и заявлений президента России, что Москва поддерживает Пекин в непризнании гаагского арбитража по Южно-Китайскому морю.

Самое же главное, что у России есть серьезный интерес в том, чтобы в АТР возникли мирные правила игры. Военная стабильность в регионе – залог экономического роста, а значит, и необходимое условие для успеха «поворота на Восток». Команда Хиллари Клинтон, как заявил ее ближайший советник Джейк Салливан во время недавнего выступления в Asian Society (между прочим, старейшем американском НКО), намерена превратить ВАС в площадку для кодификации норм, которые позволят построить в АТР приемлемую для всех архитектуру безопасности. О том, что Китай уже не может уходить от серьезного разговора на эту тему и что на ВАС должен начать ездить Си Цзиньпин, все чаще говорят и в Пекине. Вероятно, Москве было бы неплохо вступить в разговор пораньше. При желании ей даже найдется, что сказать. В конце концов наша страна была единственной, кто смог выработать с США и их союзниками некий кодекс поведения, который только предстоит выработать в АТР.

Автор – руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского центра Карнеги