Урочище памяти

Президент Европейского еврейского конгресса Вячеслав Моше Кантор о трагедии Бабьего Яра

В этом году одной из самых чудовищных и бессмысленных в своей жестокости человеческих трагедий Второй мировой войны исполняется 75 лет. Название Бабий Яр превратилось в нарицательное для массового геноцида. Набирающая в последнее время тенденция переосмыслить и переоценить страшные события Бабьего Яра в сентябре 1941 г., помноженная на слабую или же откровенно тенденциозную научную разработку этой темы, становится питательной средой для разного рода как исторических, так и культурологических и политических спекуляций.

Вот как описывали трагедию очевидцы:

Они идут и идут… проходят перед глазами, как будто это случилось вчера. Эти люди – согбенные старики, которые уже все поняли и беззвучно шепчут молитвы посиневшими от предчувствия конца губами. Молодые мужчины, перекладывающие из руки в руку тяжелые узлы и чемоданы, – еврейским семьям приказали взять с собой ценности и теплые вещи на всю семью. Матери, не выпускающие ладошек своих детей, – этих непосед так легко потерять в этой бесконечной толпе. Сами дети, с любопытством вертящие головой по сторонам, – они еще не знают, что через какой-нибудь час их засыплет сырая земля Бабьего Яра.

Люди доходили до наспех сооруженных ворот, за которые их пропускали небольшими партиями. Перепуганных, не понимающих, что происходит, жертв вынуждали раздеваться донага, а затем дубинками гнали к вырубленным проходам в насыпи к краю глубокого оврага. На противоположной стороне ровными рядами стояли пулеметы, а из расставленных по периметру урочища громкоговорителей звучали веселые вальсы.

Десятки тысяч убитых. Десятки тысяч! Эти цифры с трудом доходят до нашего сознания. Всем нам приходилось хоронить близких, но мало кто из нас может представить себе даже сотню расстрелянных. А на окраине Киева, в урочище Бабий Яр, хранится или же развеян по ветру прах людей, которые в массе своей могли бы составить население целого города, такого, например, как Житомир или Винница. Тела убиенных заполнили Бабий Яр, растянувшийся на три с половиной километра. «Атмосферные осадки» – так назывались эти тела в зашифрованных полицейских отчетах.

Рейхскомиссар Украины Эрих Кох приурочил расстрелы в Бабьем Яру к еврейскому посленовогоднему Судному дню, во время которого Бог пишет для каждого книгу жизни. Из 120 000 расстрелянных выжить удалось только 29. «Наверное, я настоящий умер там, в Бабьем Яру, а то, что осталось, – искривленная тень», – говорил много лет спустя один из выживших, Рувим Штейн, которому в сентябре 1941-го едва исполнилось 14 лет.

«Здесь похоронены не только евреи, – сказал на митинге в Бабьем Яру известный писатель, фронтовик Виктор Некрасов. – Но только евреи были убиты за то, что они – евреи…» Да, Бабий Яр стал братской могилой не только евреев. Смерть в Бабьем Яру не разъединила и объединила все жертвы осужденной человечеством нацистcкой идеологии. Их палачами были не обездушенные маньяки – такие же люди, часто даже соседи по дому, ничем не отличавшиеся от тех же конторских служащих оккупированного Киева.

Истребление тысяч ни в чем не повинных граждан сами нацисты рассматривали как исключительно техническую задачу. Здесь они не воевали. Здесь – только убивали. Это была такая работа: убивать.

2 октября 1941 г. в Киев с инспекцией прибыл рейсхфюрер Генрих Гиммлер, которому глава украинского рейхскомиссариата Фридрих Еккельн доложил о результатах «гросс-акции». В Бабьем Яру впервые была отработана чудовищная технология уничтожения огромного количества невинных людей. Как мы знаем, впоследствии число жертв нацистов исчислялось миллионами. В то же время Бабий Яр, по сути, стал проверкой мировой реакции на геноцид целого народа, отсутствие которой развязало руки приверженцам нацистской идеологии. В Европе они совершили почти 6000 преступлений, по масштабам сравнимых с Бабьим Яром. Со скорбной даты 27 сентября 1941 г., по существу, и начинается холокост, в результате которого в лагерях смерти были уничтожены 6 млн евреев – половина всего еврейского населения планеты.

Подлинная, невыхолощенная история трагедии в Бабьем Яру обязана быть назиданием человечеству и ежедневно напоминать современникам о действительно существующей опасности сползания мирового сообщества на страшный и зачастую необратимый путь ксенофобии и антисемитизма. Особенно актуально это для стран, где на вылазки и провокации радикалов и националистов разной масти власть смотрит безучастно, а то и поощрительно.

Совершенно недопустимо спокойно относиться к попыткам отрицания холокоста, и в частности – к массовому уничтожению украинского еврейства в XX в. Нужно не только помнить страшные страницы нашей истории, но и активно бороться с любыми проявлениями ксенофобии, шовинизма и неонацизма в современном мире. К сегодняшним их проявлениям человечество не должно оставаться равнодушным. Годовщина Бабьего Яра уже в течение многих десятилетий является тем страшным уроком прошлого, который не может повториться. Коллективная память человечества не должна страдать провалами. Ее предназначение – делать все для того, чтобы преступления против человечности никогда не уходили в прошлое, никогда не умалчивались и никогда не оправдывались.

Трагедия Бабьего Яра является страшной страницей в истории человечества, у нее нет срока давности. Память об этом акте антисемитизма, расизма и ксенофобии недопустимо предавать забвению. Только сохраняя ее, мы можем быть уверены в мире и толерантном отношении народов друг к другу в будущем.

Автор – президент Европейского еврейского конгресса

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать