Мнения
Бесплатный
Андрей Никитин
Статья опубликована в № 4170 от 28.09.2016 под заголовком: Перспективы-2030: Стратегия «Умелые руки»

Стратегия «Умелые руки»

Директор АСИ Андрей Никитин о роли дополнительного образования

Попыток написать стратегию развития России с горизонтом 10 и более лет было как минимум несколько, предпринимаются они и сейчас. Тем более что в 2014 г. появилась под это законодательная база – закон о стратегическом планировании. Однако у всех этих стратегий и их проектов есть, на мой взгляд, один базовый дефект: очень большое значение придается угадыванию чисто экономических трендов. Но мир для этого меняется слишком быстро. Есть целый ряд факторов, например в сфере геополитики и технологического развития, которые предсказать невозможно, а значит, у нас просто нет достаточной информации для построения долгосрочных прогнозов.

Поэтому, возможно, при разработке стратегий нужно сместить акценты. «Величайшая надежда нации заключается в достойном воспитании юношества», – написал в XVI в. Эразм Роттердамский. Может быть, и нам в XXI в. надо больше думать о новом поколении и вкладываться в него? Ведь именно нынешние подростки будут определять реальную экономику в том будущем, о котором сейчас рассуждают солидные эксперты. И есть ощущение, что куда более правильно подготовить этих детей к жизни в постоянно меняющемся мире и к реагированию на его вызовы, чем пытаться представить цену на нефть через 10 лет.

Подсчитать ROI (return on investment) от вложений в образование, конечно, весьма проблематично, но коэффициент точно будет больше 100%. Это такие безусловные инвестиции, которые способны укрепить Россию как раз на дальнем горизонте, куда сейчас взгляд проникнуть не может.

Кстати, в основе Индекса глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума помимо макроэкономической стабильности еще 11 контрольных показателей. Среди них – здоровье и начальное образование, высшее образование и профессиональная подготовка, эффективность рынка труда, инновационный потенциал, уровень технологического развития. Россия в этом рейтинге растет, но медленно (в этом году поднялась с 45-го на 43-е место).

Еще больший акцент на необходимости инвестиций в человека делает Индекс развития человеческого капитала ООН. В нем анализируется уровень образования и занятости для разных возрастных групп. Наша страна в последнем рейтинге опустилась на две позиции, став 28-й, при том что пару лет назад мы совершили рывок аж с 50-го места. Вроде тревожиться не о чем, но получается, что мы не только динамику уже не можем показать, но даже и позиции удержать.

По качеству начального образования мы 50-е. Еще хуже – 74-е место – дела обстоят с качеством образовательной системы для возрастной группы от 15 до 24 лет. Причем это опросный показатель. Глав крупных компаний спросили: «Насколько хорошо образовательная система реагирует на запросы конкурентоспособной экономики?» Вот они и ответили. Ну и чтобы завершить тему с немногочисленными международными исследованиями в этой области – 117-е место по параметру «Легкость поиска квалифицированных специалистов» в возрастной группе 25–54 (самой продуктивной, с точки зрения работодателей). Считайте, что это почти ноль.

О качестве школьного и высшего образования написано много. О профессиональной подготовке – тоже (в том числе мной, см. «Ненастоящие сварщики», «Ведомости» от 22.04.2016). А вот о роли дополнительного образования в формировании у нового поколения, если так можно выразиться, «сверхспособностей» для будущего, есть что сказать.

Еще немного цифр. В России, по данным Росстата на начало года, почти 24 млн детей от 0 до 14 лет. Из них больше 60% – школьного возраста. Сегодня, по информации Минобрнауки, в России программами научно-технического творчества охвачено не более 4% школьников. По итогам опроса АСИ, более 70% родителей считают уровень сегодняшнего технического оснащения учреждений дополнительного образования не соответствующим требованиям времени.

Стоит ли удивляться, что на инженерные и естественнонаучные специальности в вузах конкурс ниже, чем на экономфак или юрфак? Мы же не сделали ничего, чтобы пробудить интерес к познанию новых миров и строительству космических кораблей, конструированию роботов и беспилотных летательных аппаратов, изучению работы мозга, генов и предотвращению заболеваний. К тому, что уже сейчас приходит в нашу жизнь и точно будет ее неотъемлемой частью в будущем. Спасибо некоторым продвинутым родителям, хотя бы осознавшим пользу «Майн­крафта».

А ведь база, как бы удивительно это ни звучало, вовсе не нулевая. У нас немало достойных кружков научно-технической направленности, есть специалисты, готовые работать с детьми. Так чего не хватает? На мой взгляд, недостаточно популяризации науки и прикладных дисциплин и определенной «героизации» связанных с ними профессий. Мало информации для родителей, думающих, куда отдать своего ребенка, и мало стимулов для ребенка выбрать, к примеру, биоинженерию делом своей жизни.

Вот в этом направлении и нужно двигаться. Один пример. В этом году впервые прошла командная инженерная олимпиада Национальной технологической инициативы. Вместе с робототехническим фестивалем «Робофест» она уже рекомендована Российским советом олимпиад школьников к включению в перечень Минобрнауки: призеры 2017 г. смогут получить льготы при поступлении в вузы. До сих пор в этом списке были только предметные олимпиады, а тут мы имеем дело с инженерными соревнованиями. Задание – не решить задачу, а сделать конечный продукт, «железо» или программу. Участвовало более 4000 детей со всей России, до финала дошло около 100. Все участники – уже состоявшиеся инженеры или программисты в свои 14–16 лет. И ведь еще десятки тысяч ребят по всей России тихонько «кодят» после школы.

Мне кажется, мы многого не знаем о подрастающем поколении и уж точно не в состоянии справедливо оценить его потенциал. Вот школьник Вусал Салманов из Биробиджана и трое его друзей (сегодня уже студенты МФТИ и МАМИ) в школе проекта «Лифт в будущее» придумали и создали рабочий прототип устройства, который назвали «рукав Брайля». Это действительно рукав со встроенным микрокомпьютером, который преобразует текст в последовательность вибраций в соответствии с шеститочечным шрифтом Брайля. Подростки сделали гаджет для слепоглухих людей.

Друг Салманова Даниил Веловатый работает над протезами, управляемыми нейроинтерфейсом. А изучающая сахарный диабет десятиклассница Настя Калугина в одном из своих интервью (у этих детей все в порядке и с собственным продвижением, и с точностью формулировок) сказала следующее: «Биоинженерия и биохимия – это не пыльные учебники, а путь к проектам будущего. А я – часть этого будущего».

Одни «кодят» и разрабатывают, а другие коммерциализируют разработки. Не так давно ученик 11-го класса из Елабуги Денис Шелестов совместно с бизнес-ангелом запустил микровенчурный фонд объемом 1 млн руб. для инвестиций в стартапы школьников. Фонд уже сделал первые вложения.

Это лишь несколько примеров. Таких историй много. Растет «племя младое, незнакомое», но несомненно талантливое. Задача взрослых, как мне кажется, – создать все условия для развития и раскрытия потенциала этого нового поколения, поддержать и направить, заинтересовать и вдохновить.

И от государства не требуется раздача денег направо и налево. Да, нужна поддержка крупных системных проектов вроде детских технопарков и центров для одаренных детей. Тут без бюджетных денег не обойтись, ведь такие проекты и за 20 лет могут не окупиться. Но, во-первых, эти проекты смогут стать своего рода центрами компетенций для многочисленных кружков и прочих организаций дополнительного образования, которые уже существуют и еще будут созданы. А во-вторых, даже без них у «кружкового движения» при грамотном продвижении и создании стимулов для детей – в чем государство, кстати, тоже должно участвовать, – отличные перспективы.

По большому счету никаких гигантских вложений не нужно и от бизнеса. Промышленные предприятия могли бы, к примеру, формировать технические задания для кружков и научных станций, делая их работу прикладной, нацеленной на результат. Ну и при желании помогать в обеспечении оборудованием и материалами. Вот такие инвестиции вернутся.

Автор – генеральный директор Агентства стратегических инициатив