Статья опубликована в № 4172 от 30.09.2016 под заголовком: От редакции: 40% за Путина

Между первой и второй

Дискуссия об экономической политике в России сегодня невозможна без водки

Дискуссия об экономической политике в России сегодня невозможна без водки. Или можно сказать так: в вопросе регулирования алкогольной отрасли идет едва ли не самая свободная экономическая дискуссия.

Снижать ли акциз, вводить ли дешевую «народную» водку – или, напротив, акциз повышать и собирать его огнем и мечом?

От того, насколько тонко будет настроен алкогольный рынок, зависит не только наполнение бюджета и уровень потребления, но и отношение к социально-экономической ситуации в стране, и отношение к власти. Минимальная розничная цена (МРЦ) водки, введенная в 2010 г., становится тут неким социальным индикатором, дополняющим, например, прожиточный минимум. Он говорит о том, что государство заботится о гражданах, обеспечивая доступность важного продукта для малоимущих. Например, резкое снижение МРЦ с февраля 2015 г. по инициативе Владимира Путина (с 220 руб. до 185 руб. за 0,5 л) было чрезвычайно своевременным на фоне резкой девальвации декабря 2014-го и последующего роста инфляции.

Четыре месяца назад минимальная розничная цена выросла с 185 до 190 руб. за 0,5 л. Но теперь Минэкономразвития предлагает ее снова резко снизить до 136 руб. за «поллитру», а ФАС – вообще до 100 руб. (см. статью на стр. 18). Что ж, доходы граждан падают, правительство ищет все новые способы взять с граждан недостающие доходы бюджета – все эти неприятности легче переживать, если ты можешь себе позволить не одну, а почти две бутылки. Ну или не три, а четыре (в версии Минэкономразвития). То есть политически это совершенно правильные инициативы. Но их воплощение на практике требует определенной гибкости.

Снижать цену на водку невозможно без снижения акциза – сейчас он составляет 500 руб. за 1 л безводного спирта, соответственно, в каждой «поллитре» его доля равна как раз 100 руб. Минэкономразвития предлагает снижать и акциз – мол, тогда и собираемость вырастет, и продажи легальной водки, и граждане, соответственно, будут здоровее (чем если пьют нелегальную).

Но Минфин категорически против: снизить акциз – значит снизить объем поступлений от его сбора, причем как в федеральный бюджет, так и в региональные. Акциз, наоборот, надо постепенно и понемногу поднимать, как и планировалось, а собираемость обеспечивать жестким контролем (ЕГАИС, правоохранительные органы). Антон Силуанов не зря рассказывал о резком росте собираемости в первом полугодии.

В этой части позиция Минфина созвучна позиции Минздрава, который вроде бы борется за снижение потребления алкоголя. Тут можно вспомнить, что несколько лет назад была принята амбициозная программа снижения потребления алкоголя в стране. Но тезис о том, что ограничение возможностей покупки алкоголя полезно для здоровья населения (статистически снижает смертность и заболеваемость), сегодня не в моде.

Теперь рассуждения исключительно в плоскости «дороже легальная – больше нелегальной» и нужно лишь высчитать оптимальную цену, когда и нелегалам невыгодно, и бюджету доход есть. И политически безопасно.

Не до культуры пития, родину спасать надо.

Выбор редактора