Мнения
Бесплатный
Маргарита Папченкова
Детали / Цифра недели
Статья опубликована в № 4199 от 09.11.2016 под заголовком: Цифра недели: 748,26 млрд руб.

Приватизация втемную

Как чиновникам не удалось выполнить поручение президента

Объявляя начало большой приватизации 2016 г., Владимир Путин призвал обеспечить прозрачность процесса. К концу года создалось ощущение, что участникам процесса, наоборот, дали задание запутать все следы и сделать так, чтобы ни на секунду не пропадала интрига.

Это касается и самих решений (одну госкомпанию, «Башнефть», продали другой, «Роснефти», теперь возможно, что «Роснефть» купит саму себя), и процедур. В понедельник появилась директива о продаже «Роснефти», в которой должна была быть оценка стоимости продаваемого пакета. Однако цена оказалась «Для служебного пользования» (ДСП). Впрочем, через пару часов министр экономического развития Алексей Улюкаев назвал ее, будто и не было никакого ДСП.

Минимальная цена сформирована на основе котировок за 11 октября (тогда после сообщения о приватизации «Башнефти» акции «Роснефти» выросли) – 748,26 млрд руб., но с дисконтом 5%. Дисконт, как правило, бывает при публичном размещении, а при продаже стратегу, наоборот, может быть и премия (и ее обещали изначально чиновники). Собеседники «Ведомостей» в правительстве поясняют, что речь идет о поправочном коэффициенте, а не о дисконте. Странно, ведь именно о максимизации доходов от приватизации говорила «Роснефть» в письмах, объясняя, почему «Башнефть» надо отдать ей. Куда делась синергия?

Чиновники оправдываются: дисконт рассчитан оценочной компанией по итогам анализа схожих сделок. Допустим. Но почему бы не рассказать, что это за сделки, что за мировой опыт? Ведь речь идет о доходах бюджета. Конфиденциальность в финансовых сделках – обычное явление, но тут секретность уже ради секретности.

Почему есть риск занижения стоимости? «Роснефть» может выкупить собственные акции и затем их перепродавать. Ей выгодно занижение цены – и это только лишний повод обеспечить максимальную прозрачность сделки, а не наводить тень на плетень. Но чиновникам как будто специально дали команду: главное – сохраняйте интригу.

Юристы говорят, что в сделках M&A это называется шумовой завесой, скрывающей настоящие параметры. Возможно, в этой приватизации есть еще какие-то страшные тайны. Скрытность чиновников только еще больше создает ажиотаж вокруг приватизации. Зачем такая тактика?

Ответ может быть очень простым. После того как, несмотря на попытки помощника президента Андрея Белоусова и вице-премьера Аркадия Дворковича не допустить «Роснефть» к «Башнефти», сделка все же состоялась, чиновники как будто окончательно махнули рукой на то, как это выглядит со стороны. Шаги приватизации, их смысл теперь никто не объясняет. Роль вестника приватизации даже взял на себя (непонятно, по каким причинам) фонд Игоря Юсуфова, еще одна загадка этой приватизации. Именно фонд сообщил о buy-back и объяснил его суть.

Я знаю, что, обсуждая очередную статью об абсурде приватизации, несколько высокопоставленных чиновников говорили, что журналисты «мешают работать и путаются под ногами». Что ж, возможно, в этом случае больше подходят знатоки литературы абсурда, они бы оценили наш процесс по достоинству.