Мнения
Бесплатный
Мария Железнова
Статья опубликована в № 4219 от 07.12.2016 под заголовком: От редакции: Тайная сделка

Тайная сделка

Приватизация «Роснефти» идет как будто на аутсорсе

«Роснефть» умеет поддерживать интригу. Пятого декабря истек срок, когда согласно распоряжению правительства должна была быть закрыта сделка по продаже 19,5% акций компании, но о ней по-прежнему ничего не известно.

Единственное, о чем продавец – государство сочло нужным сообщить, так это что деньги за продажу наверняка будут перечислены в срок, т. е. до 15 декабря, и поступят в бюджет не позднее 31 декабря (711 млрд руб. от продажи уже заложены в бюджет, который в среду будет принят во втором чтении). Покупатель – предположительно сама «Роснефть», компания, опосредованно принадлежащая государству, – не счел нужным сообщить о ходе сделки вообще ничего. Главное, что президент и правительство в курсе происходящего, с ними все согласовано, сообщил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Но в правительстве никакой информации о ходе сделки нет. Минэкономразвития молчит, потому что разгласивший месяц назад засекреченный пункт директивы о продаже пакета «Роснефти» министр уже сидит под домашним арестом. Минфин молчит, потому что его роль – ждать денег. Росимущество молчит, потому что функции Росимущества в этой приватизационной сделке взяла на себя «Роснефть»: сама предложила схему, сама убедила в ее преимуществах президента, сама нашла покупателя, сама нашла деньги – фактически сама продает и покупает. Правительство тут почти ни при чем – и не исключено, что радо этому: нет необходимости брать на себя ответственность, принимать решение, тем более в случае с таким «спецсубъектом» нефтяной отрасли и экономики в целом, как «Роснефть». Приватизация «Роснефти» идет как будто бы на аутсорсе. Президент, впрочем, в курсе и как минимум не возражает публично.

Отсутствие каких-либо новостей о ходе сделки не гасит к ней интерес, а, напротив, усиливает. Сделки любят тишину, но может ли государство втайне от налогоплательщиков продавать часть государственного (т. е. их) имущества? Зачем тайна, когда речь идет о схеме, обнародованной самим президентом, известен покупатель, цена, назначение денег? Или все пошло не так и сейчас надо придумать, как сделать вид, что все идет по плану?

Чем банальнее вопросы, тем экзотичнее могут быть версии, хотя даже и с банальными ответами сделка по продаже «Роснефти» войдет в историю как один из самых нестандартных эпизодов приватизации. А что до дедлайна, так реальность может быть совсем прозаична: сорвали, потому что сорвали, президент в курсе.