Мнения
Бесплатный
Ольга Гулина
Статья опубликована в № 4223 от 13.12.2016 под заголовком: Миграционная политика: Против истории

Президент Трамп и его страх Другого

Исследователь миграции Ольга Гулина об ошибочности антимигрантской стратегии Трампа

Антимигрантские лозунги и обещания стали частью президентской кампании 45-го президента США Дональда Трампа. Депортация мигрантов, свертывание программ приема беженцев из стран, находящихся под контролем террористов, возведение стены на границе с Мексикой, расходы на строительство которой должны понести мексиканские власти, – вот неполный список дел, которые Трамп планировал на первые 100 дней президентства (после победы, правда, его заявления стали менее радикальными).

История США – это летопись жизни миллионов иммигрантов. Стать американцем или иметь возможность жить и работать в США было непросто. В конце XIX в. законодатели США последовательно дискриминировали жителей некоторых стран и континентов. Китайцы, к примеру, не могли становиться гражданами США, были обязаны выплачивать ежемесячный налог в $2,5, а их въезд в страну был ограничен квотой – не более чем 15 человек на одном корабле. В 1875 г. конгресс CША принял закон Пейджа, который запрещал въезд в страну преступникам, проституткам, монгольским и японским рабочим. Введенные законом 1924 г. иммиграционные квоты дискриминировали восточных европейцев, устанавливая специальные преимущества на переселение в Америку жителям Западной и Северной Европы. Сегодня особо нежеланные мигранты в Америке – это мексиканцы, ведь, по статистике департамента внутренней безопасности США, граждане Мексики составляют более 60% от 11 млн нелегальных мигрантов в стране.

Между тем мексиканские мигранты не всегда были нежеланными гостями. Мексиканские рабочие появились в США легально в рамках Программы брасеро (bracero в переводе с испанского означает «работающий руками»).

В начале 1920-х гг. миграция в Америку из Европы была сильно ограничена, а рабочие руки были очень нужны. Америка 1920-х – это расцвет промышленности, автомобилизация населения, развитие инфраструктуры, строительство заводов и фабрик, низкий уровень безработицы и низкие процентные ставки при очень высоком уровне жизни. К началу 1930-х прирост ВВП составлял 40% по сравнению с предыдущим десятилетием, на 120 млн жителей приходилось уже 26 млн автомобилей.

Америке были нужны новые трудовые ресурсы. Нехватка рабочих рук особенно была заметна в сельском хозяйстве южных штатов. Первый раунд программы найма брасерос в рамках двусторонних соглашений США и Мексики пришелся на 1917–1921 гг. Опыт был неудачным: мексиканское правительство было недовольно дискриминацией своих граждан, вернувшихся в страну без денег и сбережений и, как правило, с длинной криминальной историей из-за обвинений в кражах на фермах своих работодателей. Американское правительство было не готово признать за «грязными брасерос» каких-либо прав, и легальный канал иммиграции мексиканцев в страну захлопнулся на пару лет. Но в 1926 г. торгово-промышленная палата Калифорнии писала в конгресс США: «Господа конгрессмены, мы, так же как и вы, обеспокоены необходимостью строить западную цивилизацию на мексиканском фундаменте. Мы принимаем это, потому что ничего другого у нас нет. На востоке, западе, севере и юге они [мексиканцы] единственно доступные для нас трудовые ресурсы».

Программа брасеро снова работала с 1942 по 1964 г., более 5 млн мексиканцев были переселены в 24 штата США, преимущественно в Техас и Калифорнию. Брасерос получали не менее 30 центов за час работы, но не более $3 в день, имели право на проживание, обязательное питание и посещение зон для белых. Программа брасеро решила вопрос с недостатком рабочей силы в период индустриализации США и позже, во время Второй мировой войны.

Брасерос и их потомки курсировали между Мексикой и США без особых сложностей до 1950-х, когда по инициативе президента-республиканца Дуайта Эйзенхауэра началась кампания по их принудительной депортации. Программа брасеро формально не была закрыта до 1964 г., однако операция Wetback («мокрые спины») развернулась очень активно.

Именно эту нечеловеческую операцию по депортации мексиканских сельскохозяйственных рабочих вглубь Мексики, подальше от границ с США, Трамп упомянул как образец миграционного менеджмента. Его предшественник силами армии, пограничной патрульной службы и службы иммиграции и натурализации США переместил обратно в Мексику 1,5 млн брасерос. Для большинства американских исследователей массовые депортации мексиканских брасерос, жестокое обращение с ними, отъем их имущества на территории США, принудительное разделение семей – это опыт государственных репрессий, за которые отдельные штаты, в частности Калифорния, сочли необходимым официально извиниться, установив памятники депортированным брасерос и их семьям.

Мигранты – такая же обязательная составляющая США, как система сдержек и противовесов в их конституции или право на счастье в их Декларации независимости. Президенты США повторяли как мантру: «Мы не французы, мы не англичане... мы американцы». Джон Кеннеди, еще будучи сенатором от штата Массачусетс, написал книгу «Нация иммигрантов» об истории и влиянии мигрантов на становление США, где доказывал, что дискриминация отдельных групп мигрантов, как-то восточные европейцы, мексиканцы или азиаты, есть проявление расизма.

Конечно, нелегальная миграция – это серьезная угроза безопасности и весомые финансовые расходы для государства. По данным Федерации иммиграционной реформы США, нелегальная миграция и несанкционированный доступ на рынок труда ежегодно обходятся налогоплательщикам страны в $113 млрд. Этих расходов можно избежать, если уже живущие в стране незаконные иммигранты обретут легальный статус или гражданство. В марте 2013 г. Center for American Progress представил исследование, согласно которому предоставление легального статуса находящимся в стране нелегалам способно принести экономике США дополнительно $1,4 млрд в последующие 10 лет.

Любое решение – амнистия или принудительная депортация – требует серьезных финансовых вложений. По расчетам пограничной патрульной службы и службы иммиграции и натурализации США, программа массовой депортации мигрантов в течение пяти лет может обойтись бюджету в $285 млрд. Депортация одного мигранта стоит $23,48, что автоматически означает повышение налогового бремени на каждого жителя страны в размере $922 в течение времени действия кампании. Возведение стены вдоль границы с Мексикой может стоить от $10 млрд до $12 млрд, нарушить экосистему региона и привести к новой волне ксенофобии внутри страны.

Амнистия мигрантов и их легализация тоже будут недешевы и обойдутся региональным и федеральным властям в $28,6 млрд.

Сегодня есть небольшая надежда на то, что специалисты, приглашенные в переходную команду, смогут объяснить вновь избранному президенту Трампу ошибочность его подхода к управлению миграционными потоками и он, возможно, пересмотрит миграционную повестку. Как уже изменил свое мнение по вопросу климатических изменений на планете. Хотя такой расклад маловероятен. Трамп, похоже, готов признавать недостаток своих знаний в области международной политики, но вряд ли согласится признать недостаток собственной компетентности по вопросам внутренней политики США.

В 2015 г. в США вышла книга Марисы Абрахайано и Золтана Хайнала «Иммиграция, раса и американская политика», авторы которой обращают внимание на то, что испаноговорящее население Америки, даже будучи гражданами страны, до сих пор ощущает, что любая трансформация иммиграционной политики сказывается на их правах и свободах.

В течение 1970–1980-х гг. американцы поддерживали либеральную иммиграционную политику демократов, а в 1990-е и 2000-е им стала более близка сдержанно рестриктивная политика республиканцев, но все это может измениться в самое ближайшее время. Сегодня команда президента Трампа понимает, что любая амнистия проживающих в стране иммигрантов создаст на следующих выборах дополнительную электоральную поддержку их оппонентам – демократам.

Однако посягательство на иммигрантов – большая стратегическая ошибка республиканцев и президента Трампа. Иммиграция сегодня – гораздо менее важная проблема американского общества, чем ксенофобия, поддерживаемая борьбой с мигрантами.

Автор – директор Института миграционной политики, Берлин