Мнения
Бесплатный
Дмитрий Травин
Статья опубликована в № 4239 от 12.01.2017 под заголовком: Стратегия: Кондотьеры XXI в.

Кондотьеры XXI века

Политолог Дмитрий Травин о рассогласовании времен в нынешней России

В Европе и во всех цивилизованных странах проживает много варваров и людей Античности, очень много христиан Средневековья, – написал в середине ХХ в. великий швейцарский психолог Карл Густав Юнг. – И напротив, сравнительно мало тех, чье сознание соответствует уровню нынешнего дня». Современный человек Средневековья, с точки зрения Юнга, «решает свои проблемы на уровне XIII в. и видит в собственной тени черта во плоти. Любое другое отношение он счел бы неестественным, ложным, поскольку верит в то, во что верил христианин XIII в. Человек же по своему темпераменту, т. е. психологически, принадлежал к ХХ в., принимает во внимание такие соображения, которые средневековые представители рода человеческого игнорируют».

Такой подход во многом объясняет то, что происходит сегодня в России. У нас сосуществуют средневековая система вассалитета, ренессансные кондотьеры, просвещенный абсолютизм с подданными, боготворящими монарха, национализм эпохи дикого капитализма XIX в. и современные люди, не могущие понять, что за дичь окружает их со всех сторон.

Средневековье – это отношения Москвы с Грозным. Чечня привязана к нам по принципу вассальной зависимости. Монарх XIII в. не имел возможности жестко контролировать жизнь отдельных регионов из центра, а потому договаривался на определенных условиях с князьями, герцогами и графами, представлявшими местную власть. Они фактически бесконтрольно правили у себя в регионе, но обязаны были временами нести службу для своего господина и не примыкать к его врагам. Примерно так ныне строятся отношения Путина с Кадыровым.

Эпоха Ренессанса вывела часть общества из системы иерархических феодальных отношений. Смелые, вольнолюбивые, жестокие и беспринципные люди, именовавшиеся кондотьерами, стали собирать банды таких же, как они, «джентльменов удачи» и продавать свои мечи тем, кто больше заплатит. Поначалу их привлекали на службу богатые итальянские города, а затем на принципе найма стали строиться целые европейские армии.

У нас такие «джентльмены удачи» появляются то на Кавказе, то в Приднестровье, то в Донбассе, то даже в Сирии. Комментаторы гадают, засланы ли они Кремлем или являются представителями национально-освободительного движения. На самом деле они просто ведут тот образ жизни, который в наибольшей степени соответствует ментальности, характерной для XV–XVI вв. Хотя, естественно, современным кондотьерам приходится вписывать свои действия в реалии XXI в., а потому степень их влияния намного ниже, чем у коллег из далекого прошлого.

Впрочем, осколки столь давних эпох в современной России скорее исключение, чем правило. Основная масса населения не желает рисковать жизнью в разного рода авантюрах и предпочитает стабильность, которую впервые обеспечила европейцам эпоха просвещенного абсолютизма. Подданные короля-солнца любят говорить о том, что ему нет альтернативы и что без сильного харизматичного монарха нас одолеют окружающие со всех сторон страну враги. В изобилие всевозможных супостатов и иностранных агентов они охотно верят, но предпочитают лично в схватки не ввязываться, молясь на господина, обеспечивающего им покой и процветание.

Демократия в эпоху абсолютизма понимается своеобразно. Рационального выбора подданные не осуществляют, а просто подтверждают одобрительными криками выбор, осуществленный без них. Но если возникнет подозрение, что царь-то не настоящий, что не имеет он божественных прав на престол или ведет себя не как монарх, а как управдом, то страшен будет народный бунт, бессмысленный и беспощадный (© А. С. Пушкин).

На первый взгляд может показаться, что вся огромная масса народа, обеспечивающая стабильность нынешней политической системы, – это люди эпохи абсолютизма. Но нет. Мы наблюдали недавно любопытный феномен. Поддержка Путина к началу 2014 г. заметно снизилась, но затем резко возросла после присоединения Крыма к России. Выявилась значительная масса людей, поддерживавших власть не в духе абсолютизма, а в соответствии с идеями национализма – значительно более позднего явления европейской истории. Путина поддержали не просто потому, что он послан нам Богом, как говорил в свое время Владислав Сурков, хорошо понимавший суть народного менталитета эпохи абсолютизма, а потому, что президент совершил акцию, адекватную стремлению нации чувствовать свое величие, свою богоизбранность.

«Крымнаш» – это не специфически российское явление, как полагают иногда комментаторы, считающие Россию убогой, неевропейской по своей природе страной. Это явление вполне сопоставимое с такими западными феноменами, как «Ирландиянаша», «Алжирнаш», «Судетынаши», «Вильнюснаш». И даже у маленькой Литвы, ущемленной в 1920-е гг. тем, что Вильнюс тогда отошел к Польше, был свой сходный феномен под названием «Мемельнаш».

В общей массе российского населения людей, мыслящих в духе европейских ценностей XXI в., оказывается не так уж много. Их число растет, но пока еще сильно уступает совокупной массе националистов, абсолютистов, кондотьеров и феодалов. На определенных этапах развития примерно так же обстояло дело во всех европейских странах, что и подметил Юнг.

Одной из составляющих процесса модернизации является трансформация населения. Новые поколения при нормальном, спокойном развитии в большей степени, чем отцы и деды, соответствуют реалиям своей эпохи. Во всяком случае, для того чтобы стать сегодня по-настоящему успешным человеком, приходится расставаться с замашками прошлых столетий и вписываться в современность.

Автор – профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге

Расширенная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)