Статья опубликована в № 4243 от 18.01.2017 под заголовком: От редакции: Красота момента

Красота момента приватизации

Изменят ли наше впечатление о триумфальной продаже «Роснефти» новые подробности сделки

Сделка по продаже 19,5%-ного госпакета акций «Роснефти» имела немалые шансы войти в историю приватизации как образцово-показательная: она должна была стать экономически выгодной, юридически прозрачной, политически эффектной – в общем, изящной. Все эти требования (кроме разве что изящества, которое появляется как логичное следствие совокупности предыдущих свойств) были год назад обозначены президентом как необходимые условия грядущей приватизации. Задача, поставленная президентом, в сочетании с исполнительностью «Роснефти» образовывали практически идеальные рамочные обстоятельства для идеальной же сделки: «Роснефти», компании во многих смыслах выдающейся, было важно показать выдающийся же результат, а именно организовать и провести продажу своих акций в точности так, как сказал президент. Ну и заодно продемонстрировать навыки безусловно рыночного поведения.

Собственно, в теленовостях вечером 7 декабря это именно так и выглядело – и так должно запомниться народным массам. Вот триумфатор директор отчитывается об успешно проделанной работе лично перед президентом: инвесторы оперативно найдены, и это хорошие, иностранные инвесторы. Искомые деньги будут от них получены и, главное, вовремя переведены в бюджет, залезать в резервный фонд не придется. Задание президента выполнено, запомним этот день, красоту момента.

Могут ли эту высокую ноту, звенящую красоту момента подпортить детали сделки, обнаружившиеся позднее? Или сомнения при ее подготовке? Конечно, нет. В сущности, именно показанный по телевизору отчет Игоря Сечина перед Владимиром Путиным и есть единственный факт в нынешние времена постправды.

Просто потому, что всякие другие факты, которые сопровождали подготовку приватизации или будут всплывать позже в отчетах контрагентов, проигрывают этому главному факту в конкуренции по силе воздействия на массовое сознание.

Да, подготовка сопровождалась анекдотичными обсуждениями о возможности приватизации самой себя. Да, деньги бюджетом получены, но часть из них – это доплата самого «Роснефтегаза». Да, деньги получены в срок, но, чтобы уложиться в него, пришлось задействовать кредит госбанка. Да, госбанк быстро вышел из процесса, но остается вопрос цены его участия. Да, рублевый кредит мог решить проблему волатильности на валютном рынке, но почему рубли дал именно госбанк и именно ВТБ? Не исключено, что и новые подробности всплывут через какое-то время.

Все требования к сделке компанией полностью выполнены, настаивают в «Роснефти»: роль ВТБ чисто техническая и эпизодическая, покупка совершена не на российский кредит, а на итальянский – от Intesa.

И речь ведь не идет о подозрениях в нарушении госкомпанией какой-либо буквы закона, а лишь о гипотетическом нарушении требований президента – но негоже сомневаться, что задачу, поставленную президентом, «Роснефть» выполнила безукоризненно точно.