Статья опубликована в № 4245 от 20.01.2017 под заголовком: От редакции: Резервы рубля

Резервы рубля

Куда складировать лишние для экономики деньги

Первый вице-премьер Игорь Шувалов в четверг заявил, что растущие цены на нефть дают основания нам (в первую очередь, видимо, Минфину, но возможно, что и Центробанку) снова начать покупать валюту на рынке. Делаться это должно для сглаживания волатильности рубля, и Минфин, Минэкономразвития и ЦБ разрабатывают план по снижению долгосрочной волатильности. После этого заявления рубль, конечно, стал дешеветь.

К 13.00 евро вырос на 72 коп., доллар – на 47 коп., вернув рубль к курсу 60 руб./$ – тому психологически важному для правительства уровню, который, по мнению министра финансов Антона Силуанова, привычен для российской промышленности. Эффект заявления Шувалова оказался временным, и спустя какое-то время рубль возобновил рост.

Не очевидно, почему именно 60 руб./$ вызывает срабатывание в головах правительственных экономистов тревожной кнопки, запускающей словесные интервенции, и какими способами они могут решить гасить чрезмерное, по их мнению, укрепление нацвалюты после того, как эффект Шувалова полностью выветрится.

Важно, что ключевой экономический чиновник повторил то, что раньше заявляли его коллеги: дополнительные доходы, которые страна получит от роста цен на нефть (в бюджете заложена цена в $40 за баррель, средняя цена Urals за январь 2017 г. превысила $52), будут складироваться в резервы. Накануне Силуанов рассказал, что правительство приняло решение (и Кремль его поддержал) не расходовать в 2017 г. допдоходы от нефти и газа до определения параметров нового бюджетного правила. В текущих условиях решение наращивать резервы, а не расходы надо считать стратегически верным.

Ожидать, что рост цен на нефть продлится долго и будет значительным, не приходится, рассуждает Александра Суслина из Экспертной экономической группы, ведь глобально ничего не меняется, экономика в рецессии. Наращивание резервов – куда более разумная альтернатива наращиванию расходов, особенно расходов, свойственных предвыборному времени: повышению пособий, индексации пенсий сверх обещанного и проч.

В известном смысле это можно считать локальной победой «либералов» в правительстве.

В отсутствие каких-то других поводов для оптимизма, кроме растущих цен на нефть и весьма призрачных надежд на снятие санкций, правительство исходит из того, что запасы на черный день рано или поздно (но скорее рано) ему понадобятся: резервный фонд будет полностью исчерпан в 2017 г., следом будет вскрыт и фонд национального благосостояния. Но и рост цен на нефть сам по себе не панацея: в прошлом году даже дорожавшая нефть в последнем квартале не привела к росту экспорта, сократился и несырьевой экспорт, в то время как импорт, напротив, рос и в 2017 г. будет расти – с учетом низкой базы – еще быстрее. Отток же капитала сократился, но не остановился, даже за счет приватизации «Роснефти». Сжатие счета текущих операций на самом деле говорит об угрозе девальвации рубля, так что план по снижению волатильности понадобится.