Мнения
Бесплатный
Дмитрий Камышев
Детали / Человек недели
Статья опубликована в № 4261 от 13.02.2017 под заголовком: Человек недели: Алексей Навальный

О чем говорят «законы Навального»

Как известный оппозиционер обогатил российскую юридическую практику

Уж не знаю, чего в итоге добьется Алексей Навальный в политике, но в историю юриспруденции он уже вошел. Нет, как адвокат он пока себя не проявил, зато как обвиняемый и подсудимый невольно обогатил российскую юридическую практику неписаными нормами, которые впору называть «законами Навального» – пусть даже применяются они и в отношении других граждан.

Например, если Навального задерживает полиция, а он при этом молчит и смиренно отправляется в автозак, то это квалифицируется как «неповиновение сотруднику правоохранительных органов» и карается 15 сутками ареста. Если же происходящее зафиксировала чья-то видеокамера, то ориентироваться судья должен, разумеется, не на заведомо лживую видеозапись, а на абсолютно беспристрастные показания полицейских.

Если Навальный (или кто-то другой «под его преступным руководством») покупает что-то, скажем, за 14 млн руб., а продает за 16 млн, то это вовсе не «свобода торговли», в основе которой тысячелетиями лежит именно принцип «купить подешевле и продать подороже», а хищение и растрата. Причем стоимость похищенного определяется не правилами вычитания, а правосознанием следователя, убежденного, что если у Навального есть какие-то деньги, то он их все непременно украл. (Некоторые юристы, правда, теперь утверждают, что проблема не в Навальном, а в самом УК, позволяющем при желании трактовать как хищение едва ли не любую коммерческую сделку, но до дел «Кировлеса» и «Ив Роше» об этом почему-то мало кто говорил.)

Если в каком-нибудь деле, где в качестве обвиняемого фигурирует Навальный или его соратники, пострадавшие вдруг признаются, что никакого ущерба не понесли, то верить этим показаниям, конечно же, нельзя. Потому что упомянутое высокое правосознание заменяет нашим следователям и судьям и знание основ менеджмента, и бухгалтерскую экспертизу.

Ну и, наконец, самый свежий пока «закон»: если обвинительный приговор в отношении Навального, не дай бог, отменен Верховным судом во исполнение решения ЕСПЧ и направлен на новое рассмотрение, то это вовсе не означает, что его нужно действительно пересматривать. Достаточно лишь заново зачитать предыдущее обвинительное заключение и слово в слово переписать прежний приговор. В Страсбурге, наверное, сочтут это профанацией и, возможно, снова потребуют сатисфакции, но к тому времени, когда это дело пойдет на третий круг, президентские выборы в России уже пройдут – спокойно, легитимно и без Навального.