Детали / Цифра недели
Статья опубликована в № 4268 от 22.02.2017 под заголовком: Цифра недели: 21%

Эликсир Орешкина

Россия хочет применить рецепт, от которого отказалась Европа

Экономический блок правительства предлагает правительству снизить ставку страховых взносов до 21% с одновременным повышением НДС до 21% (есть и вариант 20/22, и др.). В экспертных кругах идею окрестили «маневром Орешкина» – по фамилии продвигавшего ее замминистра финансов, а ныне министра экономического развития Максима Орешкина. Собственно, смена статуса автора идеи и обеспечила ей поддержку экономического блока, состоящего из Минфина и Минэкономразвития. Приводимые аргументы в пользу маневра – он повысит конкурентоспособность экспорта, обелит экономику и тем самым подтолкнет ее рост.

У «маневра Орешкина» есть более академическое название: фискальная девальвация, ее суть – в смещении налоговой нагрузки с труда на потребление. Это теоретическая рекомендация, предложенная в начале 2010-х гг. европейским ЦБ, Еврокомиссией и МВФ оказавшимся в тяжелом кризисе странам Европы. При введении единой валюты обменные курсы стран еврозоны оказались зафиксированы, тогда как реальные курсы стали расходиться: их разрыв между Германией и южно-европейскими странами накануне кризиса достиг 30 процентных пунктов. Чем крепче реальный курс – тем выше издержки местных производителей в сравнении с издержками зарубежных и выгоднее импортировать, а не производить. Огромный дефицит внешнеторговой выручки ряда европейских стран до поры покрывался притоком капитала, но на фоне мирового кризиса эта конструкция рухнула. Обычно в таких случаях в стране происходит резкая девальвация, выравнивая дисбаланс за счет подорожания импорта; но при единой валюте это невозможно, ведь отдельного «греческого евро» или «испанского евро» нет. Но эффект девальвации можно воспроизвести перекладыванием налоговой нагрузки с производителей и экспортеров на импортеров и население (потребителей импорта): снижение страховых взносов делает труд сравнительно дешевле, а повышение НДС делает импорт дороже.

Несмотря на активные дискуссии, ни одна страна Европы фискальную девальвацию в полной мере так и не применила, анализирует Еврокомиссия в докладе. В Португалии попытку ее ввести быстро отменили, столкнувшись с массовыми протестами. Некоторые применили частично: например, Италия повысила НДС, но не изменила страховые взносы; Испания, повысив НДС, ввела скидку по страховым взносам за наем безработных, имеющих детей. Итоговые заключения МВФ и Еврокомиссии сводятся к тому, что фискальная девальвация в странах Европы способна повысить выпуск производства, но почти никак не влияет ни на реальный курс, ни на внешнеторговый баланс, ни на конкурентоспособность и ничего не приносит бюджету. Она не может стать альтернативой глубоким структурным реформам, в которых нуждаются европейские экономики, пишет Еврокомиссия. Преимущества фискальной девальвации слишком малы в сравнении с масштабом проблем, которые требуют структурных реформ, вторит МВФ.

В России не было и нет дефицита внешней торговли, в том числе из-за отсутствия проблем с единым валютным курсом, и девальвация рубля 2014–2015 гг., когда из-за спада цен на нефть резко снизился экспорт, успешно снизила и импорт. Однако развитию несырьевого экспорта это практически ничем не помогло. Если даже более чем двукратное снижение сравнительных издержек не способствовало росту конкурентоспособности производств, то крайне сомнительно, что этому поспособствует намного менее значительное снижение налоговой нагрузки. Более того, как следует из материалов Минэкономразвития, главный бенефициар «маневра Орешкина» – при повышении НДС наполовину за счет производителей и наполовину за счет населения – вовсе никакая не промышленность, а госсектор, гостиницы и рестораны и сельское хозяйство. То есть выигрывает, за исключением сельского хозяйства, в основном сектор неторгуемых (не продающихся на экспорт) услуг. Как такой маневр повышает конкурентоспособность экспорта, не очень понятно. Как он может обелить экономику, тоже не ясно: если компания не платит соцвзнос 30%, т. е. платит 0%, в чем ее мотив начать платить 20%? Бюджет же, по расчетам, при любой конфигурации маневра остается в минусе.

Польза от маневра сомнительна, а риски очевидны: рост инфляции из-за повышения НДС, допрасходы на возмещение НДС и помощь малоимущим, а также ликвидация системы пенсионного страхования и полное подсаживание Пенсионного фонда на трансферты из федерального бюджета (который при этом доходы от фискального маневра теряет).

Если «маневр Орешкина» будет принят, у России появится возможность испытать на себе лекарство, прописанное другим и от других болезней. Хотя заключение европейской тройки вполне применимо и к России. Неконкурентоспособность производства, большой серый рынок труда и уклонение от уплаты соцвзносов – насущные проблемы, но причины их вовсе не налоговой природы, и простым фискальным маневром их не решить.

Полная версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)

Zhabua
12:43 24.02.2017
[Неконкурентоспособность производства, большой серый рынок труда и уклонение от уплаты соцвзносов – насущные проблемы, но причины их вовсе не налоговой природы, и простым фискальным маневром их не решить.] совершенно согласен плюс пакет орешкина не только не сбалансирован, но и логически противоречив поднимаешь подоходный налог и ндс - получаешь ударный рост цен, снижение доходов и потребления новый раунд падения спроса скорее снизит нынешний уровень налоговых доходов, нежели позволит увеличить уменьшаешь нагрузку на фонд оплаты труда - со 100-процентной вероятностью будешь вынужден увеличивать бюджетный трансферт пенсионному фонду уже на следующий год, увеличивая тем самым дефицит федерального бюджета - и все что это повлечет за собой при этом выход бизнесов из сумрака, обеление зарплат (и чаемое повышение налоговых сборов) с высокой вероятностью могут или вообще не произойти - или произойдут далеко не сразу власти, понимая это, предлагают запретить нальные расчеты (!) но этой экстремистской меры априори не примут ни работники, ни корпоративные работодатели, в первую очередь крупные, широко применяющие меры налоговой оптимизации, в том числе и через обналичку зарплат следствием станут перегрузка и обострение дефицита платежной инфраструктуры, дезорганизация расчетных систем, возникновение нового коррумпированного рынка банковских, страховых, даже квазиинвестиционных услуг и пр., а главное - повышение стоимости трансакций и, следовательно, опять-таки повышение цен это безумие
00
Комментировать