Статья опубликована в № 4271 от 01.03.2017 под заголовком: От редакции: Вечное дело ЮКОСа

Вечное дело ЮКОСа

Сегодняшний смысл дела — не в результате, а в самом процессе

Дело № 18-41/03 кажется бессмертным. Возбужденное еще в 2003 г. и с тех пор разросшееся более чем до сотни томов, так называемое материнское, оно же «большое», дело ЮКОСа стало кратким содержанием политической и экономической жизни путинской России. Оно может еще долго поставлять поводы для разнообразных следственных действий в отношении практически кого угодно. Но если первые годы следствие по делу № 18-41/03 работало на результат, то теперь, похоже, смысл в процессе, показательном своей бессрочностью и безразмерностью.

Утром вторника 10 следователей пришли с обыском к журналисту и правозащитнику Зое Световой, предъявив повестку со ссылкой на то самое дело № 18-41/03. Как пояснил потом представитель Следственного комитета, они искали якобы хранящиеся у нее «документы, свидетельствующие об обстоятельствах перевода в РФ и дальнейшего расходования денежных средств, ранее похищенных М. Ходорковским и его соучастниками». Светова – сотрудник учрежденной Ходорковским после помилования «Открытой России», ее коллег ранее также обыскивали в рамках того же материнского дела ЮКОСа.

Дело «Открытой России» не называют четвертым делом ЮКОСа, вероятно, просто потому, что таких номерных дел уже слишком много. Первые два, об уклонении от уплаты налогов ЮКОСом и хищении «скважинной жидкости», помнят по судам над Ходорковским и Платоном Лебедевым. Третьим делом (оно же дело экспертов) называли расследование обстоятельств проведения общественной экспертизы второго дела ЮКОСа группой российских экономистов и правоведов – его итогом стала эмиграция Сергея Гуриева, ныне главного экономиста ЕБРР.

Процессуально третье дело существовало по-прежнему в рамках первого. В итоге формально в отношении экспертов «завершилась проверка», но дело-то живет.

На звание четвертого помимо дела «Открытой России» претендовала и проверка обстоятельств залогового аукциона 1996 г., которую СКР проводил после того, как международный суд в Гааге постановил взыскать с России $50 млрд в пользу бывших акционеров ЮКОСа.

В делах – кандидатах на звание четвертого следствие пока обходится изъятием документов и техники. «Обыск у Световой – это обычная рутинная процедура, которая не обернется наделением правозащитницы каким-либо процессуальным статусом, обычная техническая работа», – объяснил анонимный источник «Интерфакса» приход следователей к Световой.

Вялотекущий процесс эффективен сам по себе: ни Ходорковский, ни Гуриев не планируют возвращаться в Россию.

Дело ЮКОСа вечно, потому что полезно, полагает политолог Михаил Виноградов. Это инструмент, который демонстрирует широту возможностей правоохранителей, – такую же роль играли болотное дело и отчасти дело «Кировлеса». Силовики показывают, что они все время востребованы, и это контрсигнал тем, кто видит какие-то признаки оттепели в свежих решениях по резонансным делам вроде освобождения Ильдара Дадина.