«Законы Навального», том второй

Что показала реакция официальных лиц на расследование ФБК о «дворцах Медведева»
Алексей Навальный — человек недели /Е. Разумный

Три недели назад Алексей Навальный уже был у нас «человеком недели» в связи с повторным приговором по делу «Кировлеса». Тогда речь шла о том, что основатель Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) невольно обогатил российскую юридическую практику множеством неписаных правил, которые впору называть «законами Навального», по которым даже самые невинные действия оппозиционера трактуются как преступные.

Реакция на расследование ФБК о якобы принадлежащей Дмитрию Медведеву недвижимости дает повод сформулировать еще несколько таких «законов». Причем фамилию «того-кого-нельзя-называть» высокопоставленные спикеры старательно не упоминали, а стало быть, эти нормы уже претендуют на некий универсализм. Так, пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова посчитала бессмысленным «комментировать пропагандистские выпады оппозиционного и осужденного персонажа, заявившего, что он уже ведет какую-то предвыборную кампанию и борется с властью». Секретарь генсовета «Единой России» Сергей Неверов отказался «обсуждать бред уголовника». А пресс-секретарь президента Дмитрий Песков напомнил, что «это не первый пример творчества этого известного осужденного гражданина».

Итак, первый из новых «законов Навального»: если «осужденный персонаж» обвиняет кого-то в нарушении законов или даже в тяжком преступлении, то следует считать, что этого заявления никогда не было. Тем более если это «не первый пример» его творчества. Правда, тогда дезавуировать придется многие «доказательства» по обоим делам ЮКОСа или, скажем, показания экс-главы «Кировлеса» Опалева, на которых, по сути, и был выстроен обвинительный приговор Навальному.

Второй закон: несуществующими следует признавать еще и «выпады» тех, кто «ведет предвыборную кампанию и борется с властью». С одной стороны, для оппозиционеров это хорошая новость: говори что хочешь о ком угодно – и тебе за это ничего не будет (как, впрочем, и тем, кого ты разоблачал). С другой – не очень понятно, как быть со случаями, когда одни борцы с властью стучат на других, что с ними случается довольно часто.

Наконец, третий закон вытекает из комментариев в СМИ и соцсетях в духе «ничего нового тут нет, потому что об этом уже писали». Звучит он так: если некие разоблачения уже были опубликованы (хотя бы частично), то их нужно игнорировать по аналогии с показаниями уголовников и пропагандой оппозиционеров. Хотя эту норму, наверное, стоило бы назвать не «законом Навального», а «правилом божьей росы».