Мнения
Бесплатный
Мария Железнова|Андрей Синицын
Статья опубликована в № 4281 от 16.03.2017 под заголовком: От редакции: Синдром монархии

Синдром монархии

О чем мы говорим, когда говорим о возвращении монархии в России

Дискуссия о возвращении монархии в России проходит не по разделу форм государственного устройства, а по разделу предвыборной повестки и всплывает с той же частотой и периодичностью, с которой у Владимира Путина подходит срок принятия решения об участии или неучастии в очередных президентских выборах.

Будучи одним из наиболее лобовых способов выражения лояльности главе государства, сегодня призывы к возвращению монархии для артикулирующих их – это исключительно призывы к усилению и без того сильной президентской власти и сохранению Путиным президентского поста. Во вторник в эфире крымского телеканала глава республики Сергей Аксенов заявил, что «при условиях внешнего врага демократия – это лишняя история». До тех пор пока враг не побежден, надобна диктатура, оптимальная форма которой (почему-то) монархия. Демократические свободы в условиях, приближенных к военным, неактуальны, вместо них у нас есть «православные ценности и духовности», а для главы государства российского сейчас важнее быть гарантом порядка, а не чуждых нашему духу прав и свобод.

Любопытно, как закольцевалось производство внешнего врага (исключительно отечественное) с последующим отказом от демократии и необходимостью абсолютной власти.

Аксенов обязан своей нынешней должностью пусть и формальной, но все-таки демократической процедуре выборов, но, конечно, не обязан при этом быть демократом. Считается, что губернаторы знают Конституцию (но проверял ли кто-то?). Сигнал о гиперлояльности может быть связан с какими-то срочными губернаторскими трудностями, но может быть и элементом индивидуальной достижительной стратегии.

Впрочем, тут возможен и запланированный диалог. Аксенову ответили и спикер Госдумы Вячеслав Володин («надо смотреть в будущее, а не в прошлое»), и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков (отношение к идее у президента «прохладное»). Путину приходилось отвечать на такие вопросы и перед выборами 2004 г., и в 2007 г. (на повестке был вопрос о третьем сроке), и в 2014 г., когда империя расширила границы, новых вариантов не появилось (хотя на этот раз не было дежурных слов о приверженности демократии и республике).

Перед выборами полезно будировать монархическую идею: и президент от нее публично отказывается, и у граждан тем не менее в мозгу фиксируется понятийная связь президента и абсолютной власти.

Слова Аксенова прозвучали накануне столетия со дня отречения от престола последнего российского самодержца Николая Второго. В манифесте об отречении император объяснял свое решение теми же условиями войны и необходимостью сплочения нации ради доведения ее до победного конца. Историки склоняются к тому, что сделал он это поздно, до конца пытаясь сохранить в неизменном виде устаревший формат абсолютной монархии.

Выбор редактора