Статья опубликована в № 4291 от 30.03.2017 под заголовком: Глобалист: Школьники и фейки

Школы должны учить детей отличать фейк от правды

Обозреватель FT Рула Халаф о том, как научить детей распознавать пропаганду

Нам может нравиться думать иначе, но фейк не новое явление. В прежние времена мы называли это просто пропагандой. Это один из многих инструментов порабощения, используемых авторитарными режимами. Что изменилось в цифровую эпоху, так это легкость распространения сфабрикованных новостей и диапазон охвата.

Чтобы стать жертвой дезинформации, вам больше не нужно жить при репрессивном режиме. Фейк может проникнуть в ваш дом и в ваш смартфон, играть с вашим разумом и вносить путаницу в ваше представление о реальности. Для создания фейка уже не всегда требуются беспринципные бойцы невидимого фронта, а для его внедрения в массовое сознание – запутанные схемы. Фейковую новость может создать скучающий в баре юноша или террористы на поле боя.

Именно поэтому наша тактика защиты от фейковых новостей не может больше сводиться к призывам слушать BBC, как это было раньше. Обществам нужно искать способы привить молодым умам иммунитет к фейку. И здесь на первый план выходит образование.

Мне было очень интересно узнать о новой инициативе журналистов французской газеты Le Monde, разработавших для своих читателей инструменты для распознавания фейка. Несколько недель назад они начали посещать школы и учить подростков отличать ответственную журналистику от сфабрикованных новостей. Так же поступают и другие новостные агентства Франции.

Александр Пушар, один из журналистов – участников проекта Le Monde, рассказал мне, что его целью является повышение степени осознанности при выборе источников информации и обучение людей использованию простых инструментов (например, обратным поиском изображений в Google) для проверки происхождения фотографий и информации. «Речь идет о выработке простых рефлексов – например, всегда интересоваться происхождением картинки или истории. С одной стороны, молодые люди более уязвимы перед этим феноменом и не имеют привычки определять ненадежные источники. С другой стороны, они не являются нашими постоянными читателями, так что нам нужно вступить с ними в контакт», – объясняет он.

В предвыборный период во Франции проблема фейка, конечно, особенно актуальна. Главный кандидат на победу Эммануэль Макрон обвинил Россию и ее информационные агентства в хакерских атаках и распространении лживой информации.

Насколько фейк повлиял на настроения избирателей во время выборов президента США – вопрос тем не менее спорный. Новое исследование Ханта Оллкотта из Университета Нью-Йорка и Мэтью Гентцкова из Стэнфордского университета показывает, что социальные сети не были главным источником информации, имевшей отношение к выборам, а получившие наибольшее распространение сфабрикованные истории на самом деле видела лишь небольшая часть американцев. Однако, по данным опроса Pew Research, 88% американцев считают, что фейк вносит путаницу в их представления о фактах. «Эффект мог быть косвенным, – указывает Том Болл, преподаватель школы журналистики Newhouse в Университете Сиракуз. – Я бы не сказал, что эффективный фейк обязательно должен заставить кого-то передумать или проголосовать по-другому. Если он добавляет кому-то решимости активнее участвовать в процессе или просто пойти и проголосовать – эффект уже есть. Или если кто-то только склоняется к чему-то, а фейк укрепляет эту позицию – это тоже возможный эффект».

Дискуссия по поводу фейковых новостей в США идет жарче и продвинулась дальше, чем в Европе. Многие американские школы уже объясняют ученикам, как определить, заслуживает ли доверия тот или иной источник информации в социальных сетях. В Калифорнии депутат от демократической партии внес в парламент штата законопроект о включении цифровой грамотности в школьную программу.

По мнению Болла, повышение цифровой грамотности – чтобы люди не попадались на удочку фейка, – должно стать частью курса гражданского права, который должен изучать каждый гражданин страны. «Я бы хотел, чтобы интеллект и сознание студентов были постоянно настроены на проверку фактов», – говорит он.

Возможно, именно для этой цели ОЭСР намерена внести изменения в свою программу оценки знаний учащихся (Programme for International Student Assessment, PISA), на основе которой составляется международный рейтинг образовательных систем. В будущем в тесте PISA появится часть, которая позволит оценить навыки школьников по ориентированию в цифровой среде и пониманию онлайн-документов.

Может быть, фейк и не привел Дональда Трампа в Белый дом. Однако общество наконец начало делать шаги для борьбы с его незаметным влиянием. Когда-то диктаторские режимы воздействовали на умы молодежи, подтасовывая факты в учебниках истории и ежедневно восхваляя лидера в песнях. Теперь пропаганда и теории заговора транслируются через социальные сети гораздо большему числу умов. И чем раньше молодые люди научатся противостоять этому, тем лучше.

Перевела Надежда Беличенко

Автор – обозреватель Financial Times

Выбор редактора
Кандид
14:15 30.03.2017
Интернет замусорен совершенно лживой информацией так же, как и традиционные СМИ. Надо учить вообще культуре чтения и оценке информации (дезинформации). Это важно не только для адекватного понимания текущих событий, но и для практической жизни, например, ведения бизнеса, совершения сделок. Очень полезно было бы изучать разные источники о когда-то произошедших исторических событий. Сопоставлять трактовки разных свидетелей с учетом их интересов, партийности, образования и культуры. Важно показать кто, как и почему искажал информацию, смягчал или обострял, было правдив или намеренно врал. Чтобы избежать политической ангажированности следует изучать события из далеко прошлого. Хотя как писал Марк Блок «бацилла современности» может просочиться даже при изучении истории Древней Индии. О неустранимой связи истории и современности очень хорошо написал французский историк, погибший в Сопротивлении. (М Блок «Апология истории» М. Наука. 1986 г.)
20
Комментировать