Мнения
Бесплатный
Анастасия Корня
Детали / Человек недели
Статья опубликована в № 4303 от 17.04.2017 под заголовком: Человек недели: Элла Кесаева

Доказательство очевидного

Чего хотели и чего смогли добиться от России бесланские матери в Страсбургском суде

Этого решения родственники погибших и пострадавших от теракта в Беслане ждали восемь лет. В 2009 г. лидер общественной организации «Голос Беслана» Элла Кесаева и еще 446 человек подали в Страсбургский суд иск, в котором утверждали, что российское государство нарушило право их самих и их близких на жизнь, поскольку не смогло ни физически, ни юридически обеспечить приоритет сохранения жизни своих граждан в ходе контртеррористической операции.

Дождались не все: несколько человек отозвали жалобы, некоторые умерли. Итоговое решение вынесено в пользу 409 заявителей, которые получат компенсации, впрочем чисто символические: по 10 000 евро – родственникам погибших, по 3000–7000 евро – получившим ранения разной степени тяжести.

Разумеется, не деньги были главной движущей силой их похода в Страсбург. Матери Беслана требуют справедливости, которой, как они считают, не смогли добиться на родине. Они хотят признания очевидного факта – государство в 2004 г. не справилось со своей прямой задачей обеспечения общественной безопасности – и значимых юридических последствий для конкретных представителей власти, чьи действия или бездействие стали причиной трагедии. Напомним, что единственным «оргвыводом» по итогам случившегося стал отказ от прямых губернаторских выборов. Даже местные милицейские начальники, проигнорировавшие сообщения о возможном теракте и перебросившие дежурный наряд милиции из школы на федеральную трассу «Кавказ» (там ждали кортеж президента Северной Осетии), были в итоге амнистированы. Именно на отсутствие эффективного расследования всех обстоятельств контртеррористической операции (экспертная комиссия Генпрокуратуры не нашла причинно-следственной связи между действиями силовиков и наступившими последствиями) обращает внимание в своем решении ЕСПЧ. Суд также признал избыточным применение спецназом тяжелого вооружения в ситуации, когда оно могло угрожать жизни заложников.

Победа в Страсбурге может принести заявителям лишь относительное удовлетворение. Разумеется, российское государство заплатит (из денег налогоплательщиков), но кого в данном случае волнуют деньги? ЕСПЧ указал России на необходимость возо­б­но­ви­ть расследование – но вот этого здесь делать точно не станут. В распоряжении национального правительства практически неограниченный арсенал инструментов, позволяющих избежать такой необходимости.

В сухом остатке – официальное признание того факта, что российские власти готовы, если сочтут необходимым, стрелять из танков и огнеметов даже по детям. И что есть подразделения, способные выполнить такой приказ. Но, кажется, в этом и так мало кто сомневается.