Новая стабильность

Россияне привыкли к кризису и почти не пытаются что-то изменить в своей жизни
Привыкание к затяжному кризису превратило россиян в «ждунов» /Максим Стулов

Прошлый год был лучше позапрошлого – годом не острого кризиса, а социальной стабилизации, но это плохая стабилизация, констатируют авторы доклада о социально-экономическом положении населения из Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС. Отсутствие внутренних или внешних точек роста стимулировало социальную апатию и привело к утверждению пассивной адаптационной модели: привыкание к затяжному кризису превратило россиян в «ждунов», не пытающихся изменить свою жизнь к лучшему.

Инфляция стала рекордно низкой, но реальные денежные доходы и пенсии продолжали, как и в прежние два года, сокращаться (на 5,9 и 3,4% по отношению к 2015 г. соответственно). Низкая инфляция не привела к росту потребительского спроса, объем розничной торговли падал, как и в 2014 и 2015 гг., хотя темпы спада сокращаются. Государство (без учета Москвы с ее особенностями) продолжило экономить на расходах на человеческий капитал, но если в 2015 г. урезались расходы на образование, то в 2016 г. – на здравоохранение: число регионов, сокративших расходы по этой статье, выросло за год с 20 до 53.

Все это уже не вызывает резкой реакции у населения, для которого кризис стал новой реальностью и новой нормальностью, отмечают авторы исследования. Принятие новой нормы, однако, привело к тому, что россияне не только не сетуют на жизнь, но и не считают нужным активно ее менять, дожидаясь, пока все пройдет само собой. В этом главное отличие кризиса середины 2010-х гг. от 1990-х, когда адаптация к новой реальности была активной: россияне искали новых заработков, осваивали новые виды деятельности, занимались мелким бизнесом – и в этот процесс были вовлечено все население.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью
Подарки за годовую подписку