Статья опубликована в № 4345 от 20.06.2017 под заголовком: От редакции: Не поделили Сирию

Толкотня в театре военных действий

О чем говорит обострение отношений между российскими и американскими военными в Сирии

Новое обострение отношений между российскими и американскими военными в Сирии происходит на фоне ужесточения конгрессом США санкций в отношении России.

Уничтожение сирийского бомбардировщика Су-22 американским истребителем F/A-18E неподалеку от границы с Ираком вызвало резкую реакцию России (см. статью на стр. 03). Минобороны сообщило о прекращении действия российско-американского меморандума о взаимодействии для предотвращения инцидентов в ходе сирийской операции (в последний раз Россия это делала после удара американскими крылатыми ракетами по сирийской базе Шайрат). Замминистра иностранных дел Сергей Рябков назвал удар по бомбардировщику «актом агрессии» и обвинил США в помощи террористам.

По версии сирийских военных, Су-22 атаковал позиции боевиков Исламского государства (ИГ, запрещено в РФ), а по версии минобороны США, ВВС Сирии и наземные войска атаковали воюющие против ИГ при поддержке американцев курдские формирования. Версии о том, кто кого предупреждал, также расходятся. В заявлении министерства обороны США по поводу инцидента указано, что силы коалиции не намерены воевать против Асада, России и их партнеров, но будут твердо защищать своих союзников.

У конфликта есть понятная территориальная составляющая. Сирийская армия и иракское шиитское ополчение близки к тому, чтобы соединиться на границе. Вашингтон опасается создания шиитского коридора, который может соединить Иран с Сирией через Ирак, что облегчит пополнение Асада и его союзников живой силой и другими ресурсами. США обеспокоены вероятностью появления в Сирии сектора, контролируемого Тегераном, поясняет востоковед Леонид Исаев.

Силы коалиции, в свою очередь, близки к взятию Ракки, а Мосул почти взят иракской правительственной армией (входит в коалицию). Россия буквально накануне инцидента с самолетом заявила о возможном уничтожении лидера ИГ Аль-Багдади (не первое сообщение и непроверенное, но в случае попадания – важный символический успех).

Можно сказать, что две группы спонсоров и участников борьбы с терроризмом в Сирии сейчас соперничают за славу и территории. Стороны конфликта и их зарубежные партнеры пытаются вытолкнуть боевиков ИГ в чужую зону ответственности, установить более выгодную линию разграничения и расширить сферу влияния, полагает Исаев. В этой ситуации российские военные могут оказаться заложниками Асада, который будет провоцировать США и подставлять наши самолеты и ПВО под вероятные ответные удары, отмечает эксперт по международным отношениям Владимир Фролов.

Москва также не может не реагировать на ужесточение конгрессом санкций в отношении России (не надо забывать, кстати, что сделано это поправками к закону о санкциях в отношении Ирана – которые тоже усилены). Ответное «сдерживание» в Сирии психологически понятно.

И все это происходит накануне намеченной встречи Дональда Трампа и Владимира Путина на саммите «двадцатки» 7–8 июля в Гамбурге. Возможно, Россия пытается снизить ожидания от этой встречи, говорит Фролов. Ведь у Трампа столько противников в американской элите.

Полная версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)