Города вместо нефти

Глава ЦСР Алексей Кудрин о том, что развитие агломераций должно стать драйвером экономики в XXI веке
На следующие за Москвой и Петербургом 30 крупнейших с точки зрения экономики городов России приходится всего 16% ВВП /Антон Буценко

Мировая экономика перебирается в большие города. Сегодня в 380 крупнейших городах и агломерациях живет более половины городского населения, в них же производится половина мирового ВВП. Все аналитики сходятся в том, что эта доля будет только расти.

Если посмотреть на уровень макрорегионов, то в США в городах с населением свыше 100 000 человек проживает 80% населения, которые производят 84% ВПП, в Западной Европе соответственно 58% населения и 64% ВВП, в Латинской Америке – 55% населения и 76% ВВП, в Китае – 48% населения и 78% ВВП. В России же проживающие на территориях крупных агломераций, а также в крупнейших, крупных и больших городах 52% населения страны генерируют лишь 55% ВВП. Получается, что крупные города и городские агломерации в России недостаточно используют свой потенциал для дальнейшего социально-экономического роста.

К 2025 г. нынешний список самых развитых городов покинет значительная часть сегодняшних его участников. Их места займут сотни городов, названия которых сейчас нам почти ничего не говорят, в основном китайских. В лидерах окажутся те города, которые сумеют занять новые ниши, вовремя перенастроиться на привлечение качественного человеческого капитала и устойчивый рост новых типов технологичных производств.

Место России на карте мира

В период с 2000 по 2008 г. ВВП России рос в среднем на 7% в год. Параллельно росла доля населения агломераций – за это время она увеличилась на 5%: с 42 млн почти до 49 млн человек. На этом фоне снижался общий вклад городов в экономику страны – объясняется это тем, что экономический рост был вызван ростом цен на нефть и не имел источников в сфере городской экономики. Городская экономика являлась не драйвером экономического развития страны, но главным реципиентом доходов от нефтяного роста.

Сегодня в мировых рейтингах стабильно присутствуют лишь Москва и Санкт-Петербург. Это наши единственные глобальные города – остальные на мировой карте почти незаметны. Две крупнейшие агломерации России обеспечивают более 25% ВВП страны, а в США и странах Западной Европы (в среднем) – 13 и 9% соответственно.

При этом на следующие 30 крупнейших с точки зрения экономики городов в России приходится всего 16% ВВП, тогда как в США – 37%, а в Западной Европе – 33%. Аналогичная ситуация с городами с населением более 100 000 человек. На них в России приходится 12% ВВП – в 2–3 раза меньше, чем в Европе и США (23–33%). Это огромный разрыв, из-за которого родилась всем известная печальная и циничная мантра о том, что обеспечить себе высокое качество жизни за пределами Московской кольцевой автодороги практически невозможно.

В стратегии, подготовленной ЦСР по поручению президента России, предусматривается реализация новой городской политики, которая позволит увеличить вклад городов в ВВП с 40 до 55%. При этом рост прогнозируется именно в густонаселенных агломерациях, население которых приближается или превышает 1 млн человек. Кроме них центрами с богатейшим потенциалом являются Калининград, Владивосток и Сочи – готовые для инвестиций площадки с инфраструктурой и опытом проведения глобальных мероприятий. Помочь росту должно расширение круга полномочий по принятию стратегических решений и реализации местного бюджета. Подготовлены пилотные проекты для апробации этих решений.

Мы провели исследование и посчитали, что даже при относительно серьезных изменениях в распределении доходов и передаче городам из списка перспективных части полномочий и средств на их самостоятельную реализацию для остальных муниципалитетов региона существенных изменений не произойдет. Более того, после соединения инфраструктурных ресурсов и интеллектуального потенциала в единую систему, где население и бизнес будут более мобильны, можно получить прирост ВРП выше среднего по стране – 5–7%. Именно это является важнейшим фактором роста. Это не просто результаты кабинетной работы, а итоги серии дискуссий экспертов с представителями городских администраций различных регионов страны. Конечно, тема перераспределения доходов местных бюджетов непростая. Но глубокий анализ, диалог и взаимное доверие помогают найти возможности для работы с ней.

Что делать?

Наряду с сохранением потенциала и темпов развития наших двух глобальных городов необходимо параллельно «растить» следующую когорту из перспективных миллионников (причем объединяя масштабнее – уральская агломерация Екатеринбург – Челябинск – Пермь, например, уже становится потенциально интересной).

Обеспечение среднегодового экономического роста в 3% на горизонте до 2030 г. при сохранении численности населения требует существенного повышения производительности. Это возможно в первую очередь на территориях крупных городских агломераций, а также в крупнейших, крупных и больших городах – многоотраслевых региональных центрах, не входящих в состав крупных агломераций.

Источниками распространения передовых практик по увеличению производительности и использованию новых технологий должны стать университеты и инновационные кластеры. Ставка в этих центрах должна делаться на привлечение инициативных, талантливых и целеустремленных людей, а финансирование – идти не только со стороны государства, но и из частных источников, конкурирующих между собой за право поддержки.

Это амбициозная задача для России на XXI в. – закрепиться в списке глобальных городов не только двумя флагманами, но и еще несколькими агломерациями. Если этого не случится, задача сохраниться в качестве одной из глобальных держав вряд ли сможет быть выполнена.

Автор – председатель совета фонда «Центр стратегических разработок»

Цикл Urban Agenda выходит при поддержке Moscow Urban Forum 2017 и посвящен развитию мировых агломераций

Предыдущие статьи серии:

Булат Столяров. Первая лига городов

Василий Гатов. Город как сообщение

Михаил Дмитриев, Павел Чистяков. Транспорт, жилье, экология