Мнения
Бесплатный
Андрей Незнамов
Статья опубликована в № 4368 от 21.07.2017 под заголовком: Технологии: Роботам закон не писан

Зачем России законы робототехники

Юрист Андрей Незнамов о роли государственного регулирования создающегося рынка

Сколько в вашем доме роботов? При ответе на этот вопрос японец начнет загибать пальцы. В Калифорнии могут рассказать о том, как машина ежедневно сама возит ее владельца на работу. В Китае с небольшой обидой в глазах отправят на завод, где простых рабочих тысячами заменяют промышленные роботы. Чем ответит на это средний россиянин? Скорее всего, шуткой о том, что он сам в понедельник с утра превращается в робота. Международная федерация робототехники собирает и публикует данные об использовании роботов. Более или менее точно получается посчитать промышленных роботов – тех, которые задействованы в производстве. В 2015 г. в Китае было продано почти 69 000 промышленных роботов. В России – около 200  единиц.

Есть ли в России роботы

Ведущие игроки на рынке робототехники – Южная Корея, Япония, Китай, ЕС и США. Там в той или иной форме существуют национальные концепции развития робототехники. Где-то они оформлены в виде единого документа, как, например, европейская «Дорожная карта развития робототехники в Европе Robotics 2020» или японская «Новая стратегия роботов». В Китае концепция разбросана по целому ряду документов, включая «Глобальную государственную программу развития Made in China 2025», «13-й пятилетний план развития на 2016–2020-е гг.», «Руководство о содействии производству промышленных роботов» и «План развития робототехнической отрасли (2016–2020)». А в США программа финансирования «Национальная робототехническая инициатива 2.0» дополняется «Дорожной картой развития робототехники в США», которая создана и обновляется учеными ведущих университетов страны.

Как правило, каждая такая государственная концепция содержит анализ причин, по которым конкретная страна поддерживает развитие робототехники. Не сговариваясь (концепции действительно не похожи друг на друга и создавались в разные периоды), ведущие игроки пришли к следующим выводам.

Роботизация позволяет решить многие экономические и социальные проблемы. Например, в Европе и США пришли к выводу, что роботизация скорее создает, а не сокращает рабочие места. В Японии в развитии роботов видят реальный (и основной) ответ на проблему старения населения. Именно роботы должны заменить (и уже заменяют) человека на опасных производствах. Роботизация позволяет существенно улучшить жизнь людей с ограниченными возможностями, а также, насколько это возможно, предотвратить рост их числа – за счет более безопасного роботизированного транспорта, роботизации медицины и т. д.

То, что происходит в других странах, рано или поздно придет в Россию. Ведь все проблемы, которые планируется решать за счет роботов, есть и в нашей стране. Например, в 2015 г. в стране произошло более 43 000 несчастных случаев на производстве. Около 20 000 человек ежегодно погибает в ДТП. У нас свыше 12 млн людей с ограниченными возможностями. И население быстрыми темпами стареет.

В то же время актуальность проблемы регулирования робототехники в нашей стране часто вызывает вопросы. Основные сводятся к следующему. Во-первых, в России роботы практически не используются, особого спроса на них нет. То есть регулировать нечего. Во-вторых, правовая система сможет справиться с проблемами робототехники и в существующем виде. То есть регулирование не нужно. В-третьих, в России сейчас есть проблемы важнее, особенно в экономике. То есть регулирование несвоевременно.

Такая позиция понятна. В условиях множества различных экономических проблем немногочисленные инциденты с участием роботов в России кажутся забавными происшествиями. Искусственного интеллекта в том виде, в котором его ожидает увидеть общество, пока не существует.

Но регулирование необязательно появляется после рынка. Более того, регулирование нужно для задания стандартов. Это можно продемонстрировать на примере страны, которая еще до середины XX в. совсем не относилась к гигантам мировой индустрии.

Корейский кейс

Как известно, Южная Корея – один из «азиатских тигров». За несколько десятилетий эта страна превратилась из отсталого государства в одну из самых высокоразвитых экономик в мире. Однако после существенного роста в 1990-х гг. прошлого века наступил спад. В итоге в Корее пришли к выводу о необходимости роботизации производства. В 2003 г. индустрия умных роботов была определена корейским правительством как одна из наиболее перспективных для экономики страны.

Успехи Кореи в области роботизации поначалу оказались относительно скромными. Так, одним из наиболее показательных критериев роботизации экономики считается плотность внедрения промышленных роботов – сколько роботов приходится на каждые 10 000 работников. В отчете Международной федерации робототехники за 2008 г. на этот счет был сделан следующий вывод: относительно высокая плотность роботизации достигнута только в Японии. В Корее наряду с Финляндией, Швецией и Германией плотность роботизации была признана «значительной», но этим странам еще предстояло поработать. Кстати, Россия в том отчете была названа как страна, в долгосрочной перспективе обладающая потрясающим потенциалом.

Чтобы увеличить темпы роботизации, в конце 2008 г. в Корее был принят закон «О создании и распространении умных роботов». Этот закон стал, пожалуй, первым в мире законом такого рода.

Цель закона была заявлена как «содействие улучшению качества жизни граждан и развитию экономики страны путем разработки и продвижения стратегии устойчивого развития индустрии умных роботов». На правительство и профильные министерства и ведомства были возложены задачи по разработке и реализации пятилетних планов развития индустрии умных роботов. Впоследствии на основе закона был принят и довольно успешно реализован целый ряд государственных программ. Министру экономики было поручено существенно увеличить международное сотрудничество за счет привлечения иностранных специалистов, проведения выставок и конференций, расширения маркетинговой деятельности за рубежом и увеличения PR-активности.

Законом было предусмотрено создание специализированных компаний, инвестирующих в индустрию умных роботов. Не менее половины своего капитала такая компания обязана инвестировать в развитие технологий умных роботов. За нарушение этого правила установлена уголовная ответственность. Такие компании отчитываются о результатах своей деятельности министру экономики и Комиссии по финансовым услугам. Наиболее известными стали положения о создании особых территорий развития, которые получили название «роботлэнд». Это гигантские тематические парки, где должна создаваться необходимая инфраструктура для использования различного рода умных роботов (первый из них должен частично открыться в этом году).

Основная деятельность по реализации закона была поручена специализированному Корейскому институту содействия развитию умных роботов. Им были разработаны и внедрены программы государственного инвестирования в проекты, связанные с развитием технологий умных роботов. Они касались инвестирования как в программное обеспечение, так и в оборудование; как в частные стартапы, так и в государственные проекты (образование, создание беспилотных летательных аппаратов, взрывобезопасность, создание роботов для предприятий малого и среднего бизнеса и т. д.).

В 2016 г. группа исследователей Корейского института индустриальной экономики и торговли провела аналитическое исследование с целью установить чистый экономический эффект от действия корейского закона о роботах и связанных с ним программ. Оказалось, что в результате действия закона в 2010–2014 гг. производство умных роботов увеличилось в 1,5 раза. Непосредственный эффект составил более $4 млрд – именно на такую сумму увеличилось производство умных роботов по сравнению с тем, как если бы закона вообще не существовало.

Важным результатом исследователи назвали также создание и поддержание нового рынка умных роботов, состоящего из большого количества частных компаний, так или иначе связанных с производством и реализацией роботов. Инвестиции в этот рынок спровоцировали рост на других рынках, связанных с индустрией роботов, – добыча и обработка металлов, нефтехимический комплекс, сфера услуг и т. д. Наконец, существенный рост был выявлен в сфере занятости. По расчетам авторов исследования, совокупный эффект от действия закона на рынке труда за пять лет составил почти $32 млрд.

Сегодня Корея со значительным отрывом является мировым лидером по показателю плотности роботизации в промышленности: 531 робот на 10 000 работников. Удалось обогнать даже Японию. Там этот показатель составляет 305. А средний мировой уровень – 69. Неудивительно, что концепции развития робототехники других государств, как правило, прямо указывают на положительный эффект государственного регулирования робототехники для развития национальной экономики.

Создание среды

Исходя из этого тезис о несвоевременности и нецелесообразности регулирования робототехники в России кажется довольно спорным. По последним данным, показатель плотности роботизации в производстве в России составляет всего два робота на 10 000 человек. Ожидать, что рынок увеличится сам собой, в нынешних условиях было бы несколько оптимистично. По меньшей мере для этого желательно создать минимально комфортные условия – если не с экономической, то как минимум с административной точки зрения. Иными словами, речь идет не только и не столько о вливании денег в конкретную отрасль. Это, прежде всего, создание среды, открытой для внедрения инноваций.

В этом отношении комфортность правовой системы играет особую роль. Например, в японской концепции развития прямо указаны сферы, в которых требуется корректировка правового регулирования для создания условий внедрения роботов (медицина, страхование, транспорт и дорожное движение и т. д.). В США в сентябре 2016 г. был опубликован один из первых комплексных актов, регулирующих использование высокоавтоматизированных машин – «Федеральная политика в сфере автоматизированных транспортных средств». Хотя такие машины пока не распространены в подавляющем большинстве штатов.

Все это позволяет с другой стороны посмотреть на проблему принятия законов о роботах. На повестке дня стоит вопрос правового регулирования того, что уже можно встретить на улицах российских городов – от дронов до машин с автопилотом. И еще более важно создание, обсуждение и принятие концепции государственного регулирования робототехники. Безусловно, общий деловой климат, экономические реалии и социальные условия в каждой стране имеют свои особенности. Именно поэтому опыт регулирования робототехники везде разный. Пример Южной Кореи показывает, что это опыт полезный. И что без активной роли государства (в какой бы форме она ни проявлялась) не то что победить, а даже принять участие в гонке робототехники будет невозможно.

Автор – руководитель Центра исследования проблем регулирования робототехники и ИИ, юрист Dentons