Статья опубликована в № 4382 от 10.08.2017 под заголовком: От редакции: Угроза развития

Трудовые мигранты пугают Николая Патрушева

Глава Совбеза поручил найти для Дальнего Востока россиян

Российские чиновники относятся к мигрантам даже на отдаленных территориях не как к возможности развития, а как к опасности. Даже признавая отток коренного населения с Дальнего Востока, они продолжают эксплуатировать тему миграционной угрозы.

В понедельник секретарь Совета безопасности Николай Патрушев на выездном заседании в Якутске объявил о серьезной угрозе Дальнему Востоку из-за роста миграции. Число иностранцев, поставленных на миграционный учет в первом полугодии 2017 г., составило около 400 000 человек, что на 15% больше, чем за аналогичный период 2016 г. Казалось бы, хороший результат. Но нет, это часть «угрозы общественной безопасности, роста преступности и криминализации экономики». Другие части – нелегальная миграция и постоянный отток коренного населения (около 2 млн за 20 лет). На следующий день губернатор Сахалина Олег Кожемяко заявил о необходимости передачи регионам части функций по строительству центров содержания нелегальных мигрантов и их выдворению (поскольку МВД не справляется).

Патрушев заявил, что надо создавать условия для роста рождаемости, сокращения смертности, формирования миграционного притока граждан из иных российских регионов, обеспечить стимулы для закрепления молодежи и активнее реализовывать программу переселения соотечественников.

Очевидно, что позитивных стимулов – развития экономики и роста уровня жизни – добиться не получается, сколько госпрограмм ни принимай. Значит ли это, что в целях безопасности придется вернуться к стимулам негативным?

Миграционная угроза для Дальнего Востока сколько существует, столько и преувеличена.

Китайцы массово приезжали на Дальний Восток в 1990-х гг., но с тех пор ситуация изменилась, отмечает китаевед Александр Габуев, многие вернулись домой из-за снижения курса рубля и повышения зарплат на родине. Данных по национальному составу мигрантов в регионе нет, но рост числа уроженцев Средней Азии на Дальнем Востоке заметен визуально, говорит Габуев, – их использовали на стройках перед саммитом АТЭС в 2012 г.

Экономист Наталья Зубаревич полагает, что чиновники пытаются манипулировать цифрами и смешивать проблемы, чтобы повысить масштаб угрозы. Даже с учетом нелегалов число иностранцев на Дальнем Востоке вряд ли велико, там мало мест, где можно заработать неквалифицированным трудом.

Борьба федерального центра с экономической активностью на Дальнем Востоке, в том числе с импортом японских автомобилей и серым ввозом китайских и корейских товаров, привела к снижению рабочих мест и заработков для местных жителей, отмечает Габуев. Отток населения с Дальнего Востока, сократившийся в 2000–2009 гг. с 69 118 до 42 154 человек в год, вновь вырос: в 2012–2016 гг. он колебался на уровне 81 000–88 000 человек ежегодно.

Конечно, главе Совбеза привычнее думать о территориальной безопасности и закреплении на месте граждан. Развитие экономической активности, невозможное в нынешних условиях без трудовых мигрантов, не воспринимается как ответ.