Путинская перестройка

Политолог Николай Петров о том, какие задачи решает кадровая революция 2016–2017 годов
Владимир Дмитриев и Алексей Улюкаев по-разному оставили свои посты в ходе кадровой перестройки /Екатерина Штукина

Эволюцию российского политического режима можно отслеживать в том числе по лишению различных политических акторов субъектности, вытеснению их за пределы круга активных участников политического процесса. В разное время это были губернаторы и региональные политические элиты в целом, независимые от государства СМИ, «ельцинские олигархи», политические партии... Сейчас впору говорить о системном наступлении на вольницу чиновничества, включая в их число и силовиков.

Лето в кадровой сфере выдалось урожайным. И не столько в плане замен, сколько в плане наказаний – послевкусия замен, которые состоялись некоторое время назад. Начавшийся суд над Алексеем Улюкаевым и объявление сроков наказаний бывшему главе ФСИН Александру Реймеру (8 лет) и бывшему главе ГУЭБиПК Денису Сугробову (22 года). В последнем случае и вовсе речь идет об «организованном преступном сообществе» (ОПС) в составе полутора десятков человек. Идет суд по делу сахалинского губернатора Александра Хорошавина и трех чиновников из его команды, которым тоже вменяется в вину создание ОПС, закончено расследование дела бывшего главы Коми Вячеслава Гайзера и 15 его предполагаемых сообщников, включая арестованного в прошлом году предшественника Гайзера на посту главы республики Владимира Торлопова.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью