Мнения
Бесплатный
Павел Аптекарь
Статья опубликована в № 4392 от 24.08.2017 под заголовком: От редакции: Конвертация кризиса

Все больше зарплат в конвертах

Попытки государства сократить теневую занятость привели к ее росту

Число получателей неформальных выплат достигло 33 млн человек и примерно сравнялось с официальной занятостью в организациях и учреждениях. Попытки государства сократить неформальную занятость пока привели к противоположным результатам.

Российская академия народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) опубликовала ежегодный опрос россиян об их вовлеченности в неформальную занятость, которой специалисты академии считают любые неофициальные выплаты на основной или дополнительной работе. Доля получателей заработка в конверте или имеющих неоформленную работу выросла за последний год с 40,3 до 44,8%, что соответствует уровню докризисных 2006 и 2013 годов (45,1 и 44,5% соответственно). За последний год существенно – с 26,7 до 36,8% – выросла доля тех, кто не видит разницы между официальным и неофициальным трудоустройством (см. статью на стр. 04). Получатели неформальных выплат почти сравнялись по численности с занятыми в организациях и учреждениях (33,3 млн человек в мае 2017 г., по данным Росстата).

Попытки государства вывести из тени значительную часть экономики и занятых в ней людей провалились. Количество занятых в корпоративном секторе в 2007–2016 гг., по данным Росстата, снизилось с 38,5 млн до 34 млн, а в неформальном секторе – выросло с 12,9 млн до 14,8 млн. Неформальность не равна тени, нередко это самозанятые граждане. Бюрократы, занятые поиском дополнительных доходов, путают эти термины и пугают как раз неформалов, работающих вбелую.

С 1990-х гг. сложилась субкультура неформального предпринимательства и занятости, победить которую власть не в состоянии. Официальные работодатели, частные предприниматели и сами работники прибегают к неофициальным выплатам и уходу в тень для снижения издержек, необходимость которого особенно остро чувствуется в кризисный период.

Люди не видят преимуществ белого бизнеса и занятости – большей защиты права на труд и социальных гарантий, поясняет директор Центра социально-политического мониторинга РАНХиГС Андрей Покида. Действия власти в этой сфере, например регулярные изменения порядка начисления пенсий, скорее стимулируют уход в неформальный и теневой секторы. Кроме того, предприниматели и частные лица опасаются работать официально из-за угрозы произвола силовиков, внезапной смены налоговых и иных регламентов. Неформальная экономика гибкая: в ответ на попытки государства уменьшить оборот наличных средств бизнес дает скидки тем, кто платит живыми деньгами.