Статья опубликована в № 4413 от 22.09.2017 под заголовком: Здравоохранение: Экономика ЗОЖ

Экономика ЗОЖ

Эксперт по инновациям в здравоохранении Максим Осипов о практиках пропаганды общественного здоровья
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Этим летом правительственный совет по приоритетным проектам и стратегическому развитию принял проект по продвижению здорового образа жизни, или по-простому ЗОЖ. Проблема налицо: россияне много пьют, курят, ведут нездоровый образ жизни, рано умирают, а в конце жизни еще и много болеют, не только потребляя дорогостоящую высокотехнологичную медицинскую помощь, но и лишая государство ценного трудового ресурса за годы до выхода на пенсию.

Проект по продвижению ЗОЖ – это развитие ранее принятой одноименной стратегии, масштаб которой впечатляет: «Основной целью стратегии является формирование здорового образа жизни населения, профилактика, контроль и снижение бремени неинфекционных заболеваний посредством создания единой профилактической среды обитания, жизни и деятельности человека на основе межведомственного взаимодействия всех ветвей власти, секторов, слоев и структур общества, включая здравоохранение, другие министерства, агентства и службы, работодателей, общественные организации, представителей религиозных конфессий и других групп населения». В числе прочего предлагается на нормативном уровне конкретизировать «понятие ответственного отношения граждан к здоровью, что существенно повысит мотивацию граждан к ведению здорового образа жизни», и, например, регулировать «число столовых, кафе и ресторанов, предоставляющих гражданам здоровое питание».

Впрочем, паспорт проекта в отличие от стратегии более реалистичен: целями проекта в нем названы увеличение доли граждан, приверженных здоровому образу жизни и систематически занимающихся спортом (с 34 до 45%); снижение потребления алкоголя (с 10,3 до 8 л чистого спирта на душу населения) и табака (с 32 до 27% населения); а также снижение числа абортов и увеличение числа граждан, контролирующих гипертензию. На реализацию предполагается выделять 441 млн руб. ежегодно до 2025 г. – всего 3,5 млрд.

Необходимость превентивного подхода к неинфекционным заболеваниям назрела уже давно. Курение, алкоголизм, избыточный вес и недостаточная физическая активность вместе с другими поведенческими факторами риска признаны одними из наиболее серьезных опасностей для экономик развитых стран, где уровень жизни достаточен, чтобы люди доживали до пенсионного возраста. И если экономические потери в России обусловлены преимущественно ранней, до выхода на пенсию, смертью работников, то в странах с большей продолжительностью жизни – в основном высокими медицинскими и социальными расходами на уход за престарелыми людьми, часто страдающими от хронических неинфекционных заболеваний, развитие которых можно было предотвратить или приостановить в более молодом возрасте.

Профилактика – выгодное вложение: недавно опубликованный систематический обзор эффективности мер в области общественного здоровья показывает, что каждый инвестированный в профилактику доллар дает более чем четырехкратный возврат инвестиций.

Программы превентивного здравоохранения стали активно внедряться в 2010-х гг., после принятия ВОЗ глобального плана действий по предотвращению неинфекционных заболеваний и контролю за ними (который отчасти реализуется и российским проектом). Один из пионеров поддержки здорового образа жизни – США, где программа Healthy People, устанавливающая 10-летние цели улучшения общественного здоровья, существует с 1979 г. На основе Healthy People – 2020 в 2011 г. в рамках The Affordable Care Act, он же Obamacare, была разработана стратегия превентивного здравоохранения, которая включает планы по сокращению потребления алкоголя и табака, увеличения физической активности, популяризацию здорового питания, внимание к психическому и сексуальному здоровью, создание безопасной окружающей среды и т. п. Реализация ее осуществляется как на федеральном, так и на местном уровне.

Американскую программу отчасти уже реализовали, ее результаты доступны в виде отчетов о достижении целевых показателей и индикаторов, последний из которых датируется 2014 г. По некоторым показателям достигнут значительный успех – например, доля курящего взрослого населения упала с 20,6% в 2008 г. до 17% в 2014 г. А вот доля злоупотребляющих алкоголем уменьшалась лишь незначительно, с 27,1% в 2008 г. до 26,9% в 2014 г. Доля физически активного населения увеличилась с 18,2 до 21,3%, но выросла и доля людей с избыточным весом – с 33,9 до 35,3%. Таким образом, нельзя говорить о полном успехе программы, однако объективность данных и системность подхода заслуживают уважения.

В Великобритании, где система здравоохранения (NHS) национализирована и этим схожа с российской, пятилетний план развития здравоохранения был принят в 2014 г. Авторы программы исходили из того, что «устойчивость NHS и экономическое благосостояние Британии сейчас зависит от радикального улучшения превентивного здравоохранения». И это неудивительно: около 40% бюджета здравоохранения королевства расходуется на 18% населения – людей старше 65 лет. Порядка 40% пожилых англичан страдают от одного и более хронического заболеваня, значительную часть которых можно было предотвратить в более молодом возрасте. Стратегия, предложенная и внедренная в рамках NHS, очень напоминает стратегию ЗОЖ российского минздрава, включая регулярную диспансеризацию (так называемый NHS Health Check) для людей в возрасте от 40 до 74 лет и пропаганду здорового образа жизни.

Активность NHS отличается от стратегий российского минздрава более завершенной оценкой ресурсов и реалистичным планированием. Так, например, вся программа фокусируется на возрастной категории, для которой предотвращение хронических заболеваний наиболее важно и реалистично. Ответственность за ее исполнение и, следовательно, благополучие граждан переносится и закрепляется за региональным уровнем власти, знакомым с ситуацией на местах, а собственно система здравоохранения предоставляет регионам инструменты для реализации этой программы – например, набор цифровых инструментов, включая веб- и мобильные приложения. Слабое место британского подхода, особенно в сравнении с американской программой, – отсутствие доступных механизмов мониторинга, поэтому понять эффективность реализуемых мер довольно сложно.

На примере США и Великобритании видно, что превентивный подход к здоровью требует значительного изменения бизнес-модели здравоохранения и децентрализации действий. Для успешной реализации таких программ требуется разработка новых инструментов осуществления профилактики и оценки ее эффективности (в значительной мере это связано с тем, что принципы доказательной медицины достаточно сложно применить в условиях, когда профилактические воздействия осуществляются за рамками контролируемых клинических условий). Полезен может быть и опыт страховых компаний, также внедряющих сейчас модели превентивного здравоохранения.

Автор – предприниматель, CTO компании Sentimoto

Полная версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)

Читать ещё
Preloader more