Чем заменить нефть

Экономист Иван Любимов о проблеме диверсификации экспорта российских регионов
Технологическая простота региональных экономик осложняет возможности диверсификации экспорта /Андрей Махонин

О том, что российскую экономику с высокой вероятностью ждут годы стагнации, а не быстрого роста, сегодня говорится очень много. Из этого, однако, не следует, что национальная экономика не должна тщательно изучаться, а меры политики, заключающейся в ослаблении и устранении существующих в экономике ограничений, – разрабатываться. Эти знания будут играть ключевую роль в проведении реформ, когда наступит время последних.

За счет чего же может расти российская экономика, если рассуждать не об эпизодическом росте, продолжительностью 5–7 лет, а о длительном, продолжающемся десятилетия и способном помочь экономике прочно занять место в ряду богатых стран?

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте представим себе экономику в виде простого бухгалтерского баланса. Справа, в пассивной части, в том числе располагаются товары и услуги, которые мы, общество, привыкли потреблять: продовольствие, планшеты, лекарства, автомобили, мобильная связь, холодильники, поездки на метро и трамваях и проч. Слева же располагается то, за счет чего мы можем себе эти блага позволить. До сих пор это были главным образом сырьевые доходы, на которые мы обменивали нужные нам товары. Однако их размер в последние годы заметно уменьшился, а их будущее в соответствии с некоторыми прогнозами еще более пессимистично, чем настоящее. Поэтому что-то должно прийти на смену сырьевым доходам, чтобы в России в результате не возник потребительский кризис, похожий на сегодняшний венесуэльский.

Те страны, которые продемонстрировали устойчивый, а не эпизодический рост, – Южная Корея, Тайвань, Китай – дают определенный, хотя и непростой рецепт избавления от отсталости: развитие сложных экспортных отраслей. Если таких отраслей достаточно много относительно размеров населения соответствующей экономики, то доходов от них вполне хватит, чтобы создать для потребителей высокий уровень благосостояния. Каковы шансы России воспользоваться этим рецептом? Какие товары, помимо сырьевых, российская экономика экспортирует сегодня и могла бы экспортировать в будущем?

Мы с коллегами по лаборатории исследований проблем экономического роста РАНХиГС и Институту Гайдара попробовали ответить на этот вопрос на уровне экономик российских регионов, используя методы центра международного развития Школы Кеннеди в Гарвардском университете. Мы создали атлас экономической сложности российских регионов, который показывает, что российские регионы экспортируют сегодня, где располагается этот экспорт на своеобразной карте, отражающей экспортируемые в мире товары и технологические связи между ними. Последние соединяют близкие товары, такие как грузовики и автобусы, одновременно отдаляя отличающийся экспорт, например сырье и ноутбуки. Наконец, мы оценили, за счет каких экспортных групп более вероятно экспортное развитие региональных экономик.

Среди прочих региональных экономик в группе регионов с наибольшим уровнем сложности экспорта располагаются Московская, Свердловская, Нижегородская, Смоленская области и Санкт-Петербург. На другом конце рейтинга – Республика Алтай, Еврейская автономная область, Мурманская область, Приморский край. Меньшая сложность региональных экономик указывает как на сравнительно небольшое число экспортируемых товаров, так и на их технологическую простоту. Не всегда, но часто это природное сырье, продукты сельского хозяйства, текстильное производство и т. д.

Кроме описательных результатов, мы оценили, какие экспортные товарные группы не стоит пытаться экспортировать тому или иному региону. Почему последнее важно, легче всего объяснить, используя метафору экономиста Рикардо Хаусмана, одного из авторов этого подхода. Экспортный товар можно сравнить со словом. Представим, что более длинные слова соответствуют более сложным товарам, а короткие – простым. Если у нас есть лишь небольшое число букв, из них можно составлять лишь короткие, простые слова, а больших слов мы сформировать не сможем. Иными словами, если в экономике есть сравнительно простые производственные ингредиенты, пригодные для текстильного или сельскохозяйственного экспорта, и нет инженеров, сертификации, оборудования, инфраструктуры, маркетинга, требующихся для создания ноутбуков, то рассматривать такую экономику как площадку для установления производства компьютеров – дорогостоящее и, вероятнее всего, провальное предприятие. Поэтому в регионе, специализирующемся на экспорте некоторого товара, едва ли стоит производить и экспортировать товары, технологически далекие от него. Например, Хакасии едва ли стоит совершать попытки диверсификации своего экспорта за счет машиностроения или химической промышленности – впрочем, и в целом возможности диверсификации у этого региона слабые. Значительно лучше обстоят дела у Свердловской области, где существуют возможности для диверсификации за счет товаров, относящихся к группе «машиностроение» и «капиталоемкие производства». Сильными на фоне других регионов возможностями для диверсификации экспорта обладают Московская и Смоленская области, также за счет группы «капиталоемкое производство».

Впрочем, атлас показывает, что возможности экспортной диверсификации довольно туманны для значительного числа российских регионов. Более технологичный экспорт сосредоточен в западных и центральных регионах, эти же регионы имеют более высокие шансы на дальнейшую экспортную диверсификацию и усложнение своего экспорта – они обладают большим числом букв, если использовать все ту же метафору. Усложнение экспорта остальных регионов представляется намного более дорогостоящим, рискованным и длительным процессом.

Кроме того, возможности диверсификации регионов по отдельности отличаются, но в среднем не очень велики, из чего можно заключить, что регионам предпочтительнее создавать альянсы и разрабатывать совместные, а не изолированные друг от друга стратегии экспортного развития.

Мы с коллегами рассчитываем, что детализация и точность данных для российских регионов будут возрастать, что позволит увеличивать и точность полученных результатов, которые, вполне вероятно, рано или поздно послужат целям экспортного развития, альтернативы которому, по нашему мнению, в случае российской экономики не существует.

Автор – старший научный сотрудник Института экономической политики им. Гайдара