Новая система Си

Китаист Александр Габуев о рисках новой конфигурации власти в Китае
Консолидация Си Цзиньпином власти дает ему возможность руководить Китаем практически бессрочно /NICOLAS ASFOURI

Завершившийся XIX съезд компартии Китая (КПК) открывает новую эпоху в политике важнейшего соседа России и второй глобальной державы, стремительно сокращающей отрыв от США. По итогам съезда Си Цзиньпин почти реализовал программу-максимум для укрепления личной власти (см. «Ведомости» от 15.10.17). Теперь политбюро (25 человек) состоит исключительно из его людей или присягнувших на верность партийцев. Сподвижниками и лоялистами укомплектован и постоянный комитет политбюро (ПКПБ, 7 человек), куда не вошли партийцы, которые моложе Си на 10 лет и могли бы претендовать на роль его преемников.

Такой расклад, в центре которого находится столь сильный лидер, беспрецедентен для китайской системы власти за последние 40 лет. Даже великий Дэн Сяопин должен был учитывать мнения других тяжеловесов партии и выступать арбитром между различными группировками. В годы Цзян Цзэминя (1989–2002) и Ху Цзиньтао (2002–2012) бюрократические кланы в КПК были нормой, а чтобы соперничество между ними не подрывало монополию партии на власть, система постепенно эволюционировала в сторону коллективного руководства с неписаными, но четкими правилами. Три ключевые ее особенности: в ПКПБ – по сути совете директоров China Inc. – представлены различные кланы с правом вето на стратегические решения; верховные лидеры сменяются раз в 10 лет; глава партии не может назначить себе преемника, для этого нужен консенсус между всеми группами в элите.