Статья опубликована в № 4442 от 02.11.2017 под заголовком: Компания недели: «Мегафон»

Почему из «Мегафона» вышел старейший иностранный миноритарий

Сотовый бизнес в России выглядит все менее привлекательно
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В 1990–2000-х гг. западные связисты, по сути, создали в России телекоммуникационный рынок. Страна, в которой люди ждали установки телефона десятилетиями, манила европейских и американских операторов. И не зря: в начале прошлого десятилетия в России число сотовых абонентов росло на сотни процентов в год, а в некоторых регионах – и на тысячи. Неплохо, согласитесь, по сравнению с Европой, где рост измерялся единицами процентов.

А на этой неделе из российского сотового бизнеса вышел старейший остававшийся в нем западный оператор. Шведско-финская Telia продала остававшиеся у нее 19% акций «Мегафона» Газпромбанку. Свой уход Telia мотивировала желанием более плотно поработать в домашней Скандинавии и в Прибалтике. Объяснение вполне правдоподобное – ни там, ни в России рынок уже совсем не такой, каким был десяток лет назад. Роста на нем нет и не предвидится. По данным AC&M-Consulting, к середине 2017 г. в России было 254 млн сотовых абонентов (по количеству активных сим-карт), что значительно больше собственно населения. Очевидно, что новые подписчики не вешаются миллионами на шею любимым операторам, как раньше. Как и в Европе, доходы сотовых операторов в России падают. Что с этим делать, не понимает никто и нигде. Но в России ситуация к тому же осложняется кризисом, санкциями, законом Яровой, грозящим операторам многомиллиардными издержками. В общем, чтобы продолжать в России телекоммуникационный бизнес, надо быть оптимистом со стальными нервами. В Telia их, похоже, нет.

Представьте себе – просыпаетесь вы в одно прекрасное утро и слышите по телевизору: по просьбам абонентов, с полного согласия акционеров МТС «Вымпелком» и «Мегафон» преобразуются во ФГУП «Сотовая связь», шутил много лет назад топ-менеджер одного из операторов тройки, рассуждая, что случится, если конкуренции между этими тремя компаниями не будет. Доля правды в этой шутке, как теперь выяснилось, есть.

Расставание «Мегафона» с крупным западным акционером свидетельствует об усилении государства на сотовом рынке. Ведь пакет акций оператора приобрел квазигосударственный банк. Не так давно активно обсуждался вопрос о покупке госоператором «Ростелеком» контрольного пакета в Tele2 (среди его акционеров, кстати, уже есть государственный банк ВТБ). Последствия такой национализации для рядового владельца iPhone, возможно, неочевидны, но для рынка госзаказа – вполне. Как вам нравится, к примеру, эксклюзивный оператор для пожарных, медиков, лесников или полицейских? «Ростелеком», к примеру, недавно стал единственным оператором проводной связи для федеральных чиновников. А что, собственно, мешает назначить такого же сотового оператора?

Опять-таки государство в последнее время любит устанавливать в интернете разные заглушки и блокировки. А интернет все больше и больше становится мобильным. В свете этого сближение чиновников с сотовым бизнесом настораживает. И вряд ли делает этот бизнес в России привлекательнее для иностранцев.

Читать ещё
Preloader more