Почему защита прав мертва

Статьи, описывающие наказание за нарушения гражданских и политических свобод, работают гораздо реже других
За принуждение к участию в митингах в 2013–2016 гг. не был наказан ни один человек

/Максим Стулов

Каждая девятая статья современного Уголовного кодекса (УК) России – мертвая. За предусмотренные ими преступления за последние четыре года не было вынесено ни одного приговора. Еще 35 статей применяются крайне редко – количество осужденных за эти четыре года не превышает 10–12 человек. Итого не работает каждая пятая из 348 статей УК, описывающих конкретные преступления. Чаще других не используются вовсе или применяются крайне редко статьи, описывающие нарушение конституционных – гражданских и политических – прав граждан, экологические и военные преступления. Но если отсутствие осужденных по статьям «Пиратство», «Геноцид» или «Ведение агрессивной войны» скорее радует, то нули или считанные единицы приговоренных за нарушение прав и свобод граждан удивляет.

Статьи, описывающие составы преступления в виде нарушения конституционных и гражданских прав граждан, собраны в 19-й главе УК. Их 18, из них по четырем – «Нарушение равенства прав и свобод» (ст. 136), «Воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования» (ст. 149), «Отказ в предоставлении гражданину информации» (ст. 140 ) и «Нарушение правил финансирования избирательной кампании» (ст. 141.1) – за четыре года не осужден ни один (!) человек. Еще по шести статьям – в их числе «Фальсификация итогов голосования (ст. 142.1) и «Воспрепятствование законной деятельности журналиста» (ст. 144) – число осужденных не превышает 10–12. Итого из 18 статей главы совершенно или почти не действуют 10, т. е. более половины. Интересно, что думают об этом десятки или даже сотни россиян, обратившихся в Европейский суд по правам человека с заявлениями на нарушение своих базовых прав.

А вот результаты борьбы за чистый спорт. В 2013 г. начали действовать санкции за подкуп участников спортивных соревнований (ст. 184), но осужденных нет: надо думать, с тех пор в стране не было договорных игр и подозрительного судейства. Посмотрим, как заработает вступившая в силу в ноябре 2016 г. статья, карающая за склонение спортсменов к употреблению допинга (ст. 230.1).

0 приговоров вынесено по статьям:

статья 136 – Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина
статья 140 – Отказ в предоставлении гражданину информации
статья 141.1 – Нарушение порядка финансирования избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума
статья 149 – Воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них
статья 184 – Подкуп участников спортивных соревнований
статья 227 – Пиратство
статья 230.1 – Склонение спортсмена к использованию субстанций и (или) методов, запрещенных для использования в спорте (с ноября 2016 г.)
статья 243.1 – Нарушение требований сохранения или использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации

Единицами исчисляются приговоры за воспрепятствование предпринимательской деятельности (ст. 169), провокацию взятки и подкупа (ст. 304), привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299) и заведомо неправосудный приговор (ст. 305). Любопытно, что после бодрых отчетов спецслужб о множестве разоблаченных агентов и иностранных шпионов число осужденных за шпионаж (ст. 276) и измену родине (ст. 275) невелико. Также за последние четыре года не было осужденных за применение запрещенных методов войны. По недавно появившейся «исторической» статье «Реабилитация нацизма» (ст. 354.1), к которой приравняли и публичное неуважение к дням воинской славы, осуждены пять человек. Десять осужденных за наемничество (последние – в 2015 г.) и участие наемниками в боевых действиях (ст. 359): разумеется, наемники сражаются на стороне зла, а на стороне добра – добровольцы и «отпускники».

Мертвые и малочастотные статьи по редким или ушедшим в прошлое преступлениям присутствуют в уголовном законодательстве многих стран, отмечает научный руководитель Института проблем правоприменения при Европейском университете в Петербурге Вадим Волков. Но в России порядок и частота применения уголовного наказания определяются политической целесообразностью и защитой интересов бюрократии. При нарушениях чиновников или сотрудников правоохранительных органов система рефлекторно включает механизм бездействия, чтобы предотвратить или смягчить наказание.

Нули напротив статей о нарушении прав и свобод граждан не должны вводить в заблуждение – мол, с их соблюдением в России все идеально. Наоборот: это значит, что добиться привлечения нарушителей к ответственности за такие преступления в России практически невозможно.