Статья опубликована в № 4471 от 14.12.2017 под заголовком: Самый честный генпрокурор

Когда прокуроры говорят правду

Юрию Чайке надо сказать спасибо за честное признание особой роли особых людей
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Согласно Конституции Родина любит своих граждан одинаково, но в реальности все-таки некоторых граждан она любит сильнее прочих – и даже не скрывает этого. Как заявил, посещая штаб-квартиру Интерпола во французском Лионе генпрокурор России Юрий Чайка, неправильно, что «люди с особым статусом так запросто могут быть арестованы, даже по подозрению в каком-то тяжком преступлении <...> должны быть какие-то механизмы, сдерживающие факторы», если этот самый особый человек – в этом случае сенатор от Дагестана Сулейман Керимов – «представляет интересы большой группы населения, избранный человек» (цитата по «РИА Новости»).

Это неправильно, повторил Чайка, генпрокурор, экс-министр юстиции, заслуженный юрист России, иными словами, человек, которого едва ли можно заподозрить в незнании Конституции – ну и ситуации конкретно с Керимовым, а именно: что Керимов не арестован, что Керимов не имел права пользоваться дипломатическим паспортом, приезжая во Францию как частное лицо, что дипломатический иммунитет на него в такой ситуации не распространяется и что в общем и целом французским правоохранителям совершенно все равно, кому предъявлять обвинения в налоговом мошенничестве и отмывании денег, – были бы доказательства.

С другой стороны, надо, наверное, сказать генпрокурору Чайке спасибо за прямоту, за прямолинейное, лобовое признание особой роли людей, облеченных в России властью, их права на особое обращение и презумпции снисхождения в силу особого статуса. И про избранность – это ведь тоже прямо и тоже в своем роде честно. Да, конечно, сенатором от заксобрания может стать только его депутат – т. е. формально, конечно, избранный гражданами человек. Но чтобы быть избранным людьми, надо сначала быть избранным Кремлем – в Совете Федерации случайных, шальным ветром свободы туда занесенных людей нет.

Причина возмущения генпрокурора понятна. Если смотреть на произошедшее с Керимовым с точки зрения государства, то это, надо думать, должно восприниматься как унижение одного государства другим государством. Но одновременно задержание Керимова – это унижение конкретного представителя власти, отказ в признании универсальности его особого статуса: магнитное поле иммунитета близости к власти, на которое все привыкли полагаться в России, оказывается, не действует за ее пределами (впрочем, иногда и внутри страны дает сбой, ведь сидящие сейчас в СИЗО или отбывающие срок экс-губернаторы – они ведь тоже избранные во всех смыслах). Не смертельно, конечно, но неприятно – все-таки хочется и там и тут чувствовать себя большим белым человеком. И среди других белых людей, может быть, этого хочется даже сильнее.

Читать ещё
Preloader more