Статья опубликована в № 4505 от 09.02.2018 под заголовком: Трибунал для газеты

Как закрывали газеты 100 лет назад

Просуществовавший три месяца Революционный трибунал печати успел закрыть около сотни оппозиционных газет за «ложные и извращенные» публикации
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

100 лет назад, 10 февраля 1918 г. по новому стилю, был издан Декрет о Революционном трибунале печати – в стране ненадолго появился цензурно-репрессивный орган, который мог арестовывать журналистов, штрафовать или даже закрывать газеты и журналы за публикацию «ложных и извращенных» сведений о текущих событиях. Трибунал оказался действенным механизмом удушения неподконтрольной большевикам прессы: всего за три месяца своей работы как самостоятельного органа трибунал прекратил выпуск около 100 изданий.

Появление трибунала было логическим продолжением изданного еще 27 октября (9 ноября по новому стилю) 1917 г. Декрета о печати – первого признака того, что новая власть не намерена мириться со свободой слова. Лидеры революции приравняли газеты и типографии к пулеметам и бомбам и заявили, что не оставят в руках неприятеля такое оружие. Первыми жертвами стали «вражеские» кадетские и правоэсеровские газеты, в декабре 1917 г. в Петрограде был арестован редактор эсеровской «Воли народа» Андрей Аргунов. Репрессии дополняли экономическим давлением: в ноябре Совнарком передал публикацию частных объявлений печатным изданиям местных Советов, лишив прессу большей части доходов.

Революционный трибунал печати активизировал борьбу с «посягательством на права и интересы революционного народа». Трое сотрудников трибунала назначались местными Советами. При трибуналах для предварительного расследования дел в течение 48 часов после поступления заявлений создавались следственные комиссии, которые имели право обысков, арестов и изъятия документов, а трибуналы по итогам работы комиссий могли закрывать или приостанавливать выход изданий, конфисковывать типографию, арестовывать и высылать из столиц сотрудников газет. Решения трибуналов не подлежали обжалованию.

В Москве трибунал пристально следил за газетой партии прогрессистов «Утро России». В феврале – апреле 1918 г. ее оштрафовали на сумму 215 000 руб., редактор Василий Садков был арестован, издание пришлось закрыть. «Штрафы во все увеличивавшемся размере стали одним из любимых орудий давления... Цензоры быстро сообразили, что бороться нужно с «духом» газеты, с «тоном» отношения к новой власти», – писал кадет Александр Изгоев. В Петрограде трибунал за три месяца запретил 30 изданий, в том числе солдатскую газету «Серая шинель». В марте 1918 г. «за распространение порнографии и разврата» закрыли юмористический журнал «Весельчак». Трибуналы по делам печати проработали до 4 мая 1918 г., когда надзор за печатью передали ВЧК. Но зачистить оппозиционную прессу они успели: число меньшевистских и эсеровских газет снизилось со 154 в январе 1918 г. до 50 в июле.