Статья опубликована в № 4515 от 26.02.2018 под заголовком: Привычка оскорбляться

Почему актер Серебряков стал изгоем

В обществе формируется привычка коллективно оскорбляться за страну и ее руководство
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Резкое высказывание актера Алексея Серебрякова, заявившего в интервью Юрию Дудю о том, что национальной идеей России стали «сила, наглость и хамство», вызвало гневное осуждение десятков известных (и не очень) людей и раздражение властей. Такая реакция отражает состояние умов части российского общества, ищущей возможности оскорбиться за страну и ее руководство и продемонстрировать свой словесный радикализм.

На Серебрякова набросились возмущенные его словами депутаты Госдумы, патриотически настроенные коллеги по цеху и представители общественности. Режиссеры предлагают лишить актера контрактов, исполнительницы высокохудожественных песен про «муси-пуси» рассуждают о духовности и сострадании, присущих российскому народу. Сетевые витии и вовсе требуют запретить Серебрякову сниматься в отечественном кино и даже лишить его российского гражданства. Вспоминаются слова покойного Фазиля Искандера из его повести «Стоянка человека»: «Бывают времена, когда люди принимают коллективную вонь за единство духа».

Возможно, актер выразился неудачно: силу, хамство и наглость вряд ли можно назвать национальной идеей. Это скорее образ действий российской высшей бюрократии внутри страны и за ее пределами в последние годы. Другое дело, что, как и в других похожих историях (например, вопроса телеканала «Дождь» о возможной сдаче Ленинграда нацистам во время Великой Отечественной войны или доклада уренгойского мальчика про немецких пленных), близкий к кипению градус массового негодования явно непропорционален уровню вызова. Запальчивость или, напротив, аккуратность выражений отражает уровень воспитания. Дружный негодующий хор актеров, режиссеров, певиц, депутатов, художников et cetera, вне зависимости от того, срежиссирован ли он властями или это «живое творчество масс», напоминает организованные сверху советские кампании общественного осуждения Александра Солженицына, Бориса Пастернака или Андрея Сахарова. Хорошо, что нравы за последние десятилетия смягчились: вроде бы расстрелять, утопить или вырвать язык актеру никто из известных людей не предлагал.

Чем вызвана столь нервная реакция? Вряд ли только известностью актера и явным отличием поведения Серебрякова от некоторых сыгранных им офицеров-героев. Со времен Пушкина, досадовавшего, когда иностранец разделяет его презрение к России (это из письма Петру Вяземскому 27 мая 1826 г.), появилось немало людей, которые готовы словесно растерзать любого соотечественника, не разделяющего их демонстративное обожание Родины, которую они зачастую отождествляют с начальством. А Серебряков к тому же эмигрант (актер с 2012 г. живет в Канаде), который не ностальгирует по Родине и березкам, а осуждает ее действия, говорит политолог Алексей Макаркин.

Сейчас появился обширный слой людей, потребность которых - коллективно оскорбляться и демонстрировать бурный радикализм в разрешенных властью рамках против нарушителей общественного спокойствия, отмечает политолог Михаил Виноградов. Эти люди ищут любую возможность продемонстрировать свое возмущение и показаться на глаза начальству. Нынешняя кампания вряд ли будет поддержана наверху (о чем свидетельствует сдержанная реакция Кремля) и быстро сойдет на нет, как и скандал с уренгойским школьником, полагает Макаркин. Забудутся и люди, клеймившие Серебрякова как предателя Родины.

Какие фильмы не разрешили показать в России

Читать ещё
Preloader more