Статья опубликована в № 4528 от 19.03.2018 под заголовком: Человек недели: Владимир Путин

Зачем Владимиру Путину еще шесть лет власти

Если президент бодр и полон планов — это одно, а если устал и просто боится спустить ногу с трона — совсем другое

«Всеобщее народное голосование – тот грубый и ничего не выражающий ответный вопль толпы, которая постоянно возвращает вопрошателю только слова, брошенные им в ее среду» – так вот точно Иннокентий Анненский характеризовал демократическую процедуру 135 лет назад в «Литературных дневниках».

Этот самый ответный вопль толпы, как мне кажется, раздался за беспартийного самовыдвиженца; так что ближайшие шесть лет Россия будет стареть вместе с Владимиром Путиным. Немолодой разведенный человек (а дети выросли и вроде бы разлетелись кто куда) в который уж раз возьмется за привычную работу. Важно понять, не надоела ли она ему.

Есть хорошо известный опросник о профессиональном выгорании, собранный Кристиной Маслач и Сьюзен Джексон, – правда, они американки. Испытуемый отвечает, как часто у него возникают 22 различных ощущения: никогда, очень редко, часто, очень часто, каждый день.

Например, ощущение № 11: «Я чувствую, что моя работа ожесточает меня». Или вот № 9: «Я чувствую, что моя работа нужна людям». Или № 12: «У меня много планов на будущее, и я верю в их осуществление». И тут же № 13: «Моя работа все больше меня разочаровывает». Еще № 19: «Моя работа позволила мне сделать в жизни много по-настоящему ценного» – и № 22: «Коллеги и подчиненные последнее время все чаще перекладывают на меня груз своих проблем и обязанностей».

Неплохо было бы, конечно, избирателям Владимира Путина узнать, как далеко он продвинулся в деле профессионального выгорания, пусть и по американским стандартам. Ощущение № 12, судя по репортажу с избирательного участка, где он голосовал, у него присутствует каждый день; мне не раз казалось, что он часто делал намеки и на ощущение № 22; я почти не сомневаюсь, что у него очень часто появляется ощущение № 19; а послание Федеральному собранию, та часть, где он грозил миру уникальными ракетами, дало мне понимание, что президенту не чуждо и ощущение № 11. В то же время знаменитые слова тогда еще второго (а не четвертого, как сейчас) президента России, что он-де пахал как раб на галерах, в моей голове как-то рифмуются с ощущением № 2: «После работы я чувствую себя как выжатый лимон» – но, конечно, это было тогда, давно, все могло измениться.

Все эти досужие рассуждения, разумеется, не основаны ни на чем, кроме моих представлений, – но всякий гражданин России должен согласиться, что об эмоционально-психологическом состоянии Владимира Путина он и понятия не имеет, а это важнейшая компонента его очередного президентского срока. Если президент, к примеру, полон замыслов и идей, психологически бодр – тогда хотелось бы конкретики, но ее пока предъявлено не было, за исключением разве что тех самых уникальных ракет; а если устал и продолжает сидеть на президентском троне только потому, что не может спустить с него ногу, не договорился о личных гарантиях... ну, это, осторожно говоря, гораздо менее плодотворное состояние.

В любом из случаев не похоже, что четвертый срок Владимира Путина снова откроет Россию миру и даст волю предпринимательской инициативе, как бы на словах он ее ни поддерживал.

Вопрос, как мне кажется, остается всего один, но действительно важный: произойдут ли в ближайшие шесть лет такие изменения в Конституции, что в марте 2024 г. в такой же точно колонке мне снова придется ставить чуждые нам американские вопросы о профессиональном выгорании Владимира Путина и рассуждать о грубом, ничего не выражающем ответном вопле толпы.

Читать ещё
Preloader more