Статья опубликована в № 4546 от 12.04.2018 под заголовком: Шесть лет оптимизма

Шесть лет оптимизма Дмитрия Медведева

Накануне назначения нового правительства глава кабинета поставил высокую оценку своей работе
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Позитива мало не бывает, особенно если ты председатель правительства накануне объявления нового состава. Подводя итоги шести лет работы своего кабинета в Государственной думе, премьер Дмитрий Медведев перещеголял оптимизмом даже недавнее послание президента Федеральному собранию, отрапортовав о множестве успехов страны в целом и экономики в частности. Для демонстрации лояльности старому-новому президенту это, наверное, хорошо, но для демонстрации понимания серьезности и масштаба проблем и вызовов, стоящих перед экономикой и новым кабинетом, возможно, не самый удачный вариант.

Доклад о достижениях экономики прозвучал как доклад триумфатора, который может позволить себе с уверенностью смотреть в будущее. Очевидных проблем, если верить премьеру, не так уж и много – разве что бедность победить пока еще не удалось. Достижения же – рост продолжительности жизни, снижение смертности, растущие темпы строительства, успехи промышленности и сельхозпроизводителей, новые самолет и космодром, рост зарплат бюджетников, цифровизация – тем ценнее, что достигнуты были на фоне неблагоприятных условий, прежде всего внешних. Премьер не раз ссылался на всевозможное давление и ущемление извне, которые тем не менее не смогли, по его словам, «остановить наше развитие», наоборот, за эти шесть лет Россия прошла путь, «на который многие страны тратили десятилетия».

Изнутри осажденной крепости многие означенные премьером успехи представляются несомненными. Суммарные 5% роста ВВП за шесть лет и небольшое снижение в период кризиса премьер назвал успехом. Но это смотря с чем сравнивать. За эти же годы рост мирового ВВП, по данным Всемирного банка, составил 17,7%. Как отмечается в докладе Столыпинского клуба, результаты России в 2013–2017 гг. хуже, чем у подавляющего большинства стран с сырьевой экономикой: ее ВВП остался на уровне 2013 г., тогда как в Норвегии вырос на 8%, в Нигерии – на 14%; соседи тоже показывают лучшие результаты: в Казахстане – на 17%.

Медведевский оптимизм не остался незамеченным депутатами, которые не без иронии спросили, как и когда на волне такого позитива кабинет планирует добиться того прорывного роста, о котором говорил Владимир Путин. Но этот вопрос Медведев переадресовал уже будущему кабинету.

Даже президент накануне выборов мог позволить себе быть критичнее, признавая, в частности, опасность продолжающегося отставания России. Это отчасти отражает положение правительства в нынешнем государстве, где оно редко выступает центром генерации идей, а чаще ограничивается техническим исполнением предначертаний извне и свыше. Но для премьера важнее продемонстрировать лояльность, показать, что он не голубь, а один из ястребов, настроенный на дальнейшую конфронтацию с внешним миром, считает политолог Михаил Виноградов. Премьер намерен оставаться верным помощником коменданта осажденной крепости по хозяйственной части.