Статья опубликована в № 4620 от 31.07.2018 под заголовком: Что делать с пенсионным возрастом

Почему пенсионный возраст надо не повышать, а уравнивать

Демограф Игорь Ефремов о справедливой возрастной планке для мужчин и для женщин
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Принятый Госдумой в первом чтении правительственный законопроект предполагает поэтапное повышение пенсионного возраста до 65 лет для мужчин к 2023 г. и до 63 лет для женщин к 2026 г. Главной виновницей изменений называют демографию: премьер Дмитрий Медведев, объясняя необходимость повышения пенсионного возраста, указывал на выросшую продолжительность жизни, рост доли пожилых людей в населении и сокращение доли трудоспособного населения. Но демографические показатели сегодня говорят о другом: нужно не повышать пенсионный возраст для всех, а уравнять его для мужчин и женщин.

Один из часто называемых аргументов в пользу повышения пенсионного возраста – рост продолжительности жизни в России со времени его первоначального установления. Но он не совсем справедлив, поскольку продолжительность жизни до сих пор росла в основном за счет снижения смертности в детских и средних возрастах. При этом продолжительность жизни в пенсионном возрасте стала расти после 2002 г. и за эти 15 лет выросла незначительно – на 2,7 года у мужчин и 3,2 года у женщин до 13,4 и 21,6 года соответственно. Не менее важна и длительность здоровой жизни, тесно связанная с наступлением нетрудоспособности. В зависимости от методики расчета длительность здоровой жизни в России к 2015 г. составляла в среднем 59 лет у мужчин и 65 лет у женщин. В результате даже до относительно невысокого нынешнего пенсионного возраста доживут лишь 70% нынешних 20-летних мужчин и 92% женщин, а до предлагаемой правительством новой планки в 65 лет и 63 года соответственно и вовсе 60% мужчин и 86% женщин.

В мире есть страны, в которых старение населения зашло намного дальше, чем в России. Почти все эти страны уже находятся в процессе постепенного повышения пенсионного возраста, что не мешает им лидировать в международных рейтингах, отражающих продолжительность, качество и условия жизни в пожилом возрасте. Характеристики пенсионного возраста в этих странах могут помочь России определиться с приоритетами пенсионной реформы.

Очевидно, что лишь при действующем возрасте выхода на пенсию Россия по продолжительности жизни на пенсии у мужчин близка к благополучным странам. А это значит, что повышение пенсионного возраста для мужчин значительно ухудшит качество их жизни. У российских женщин ситуация иная: они живут на пенсии гораздо дольше, чем женщины из более благополучных стран. Отчасти это связано с тем, что в большинстве стран мира разница в возрасте выхода на пенсию между мужчинами и женщинами отсутствует либо очень невелика. Но и ни в одной другой развитой стране нет такого внушительного разрыва между мужчинами и женщинами в продолжительности жизни (более 10 лет), в том числе в пожилом возрасте, как в России.

Пониженный на пять лет относительно мужчин возраст выхода на пенсию для женщин был установлен в начале формирования советской пенсионной системы в 1928 г. для работников отдельных отраслей народного хозяйства. Позже перечень отраслей расширялся, пока пенсионная система не охватила всех граждан. В те годы это было заслуженной компенсацией за женский и материнский труд. Выходящие тогда на пенсию женщины рожали за свою жизнь в среднем по 5–6 детей, что весьма негативно сказывалось на их здоровье. Женщины также выполняли тяжелую домашнюю работу, которая отнимала много времени. Фактически женщины работали за троих: выполняли материнский труд, исполняли домашние обязанности и при этом были заняты в экономике. Таким образом, ранний выход женщин на пенсию в те годы был справедлив.

Сейчас на пенсию выходят женщины, рожденные в середине 1960-х гг. За весь фертильный период своей жизни (в основном 1980–1990-е гг.) они родили в среднем по 1,7 ребенка. Также растет доля добровольно бездетных женщин. Распределение домашнего труда в современных семьях становится все более эгалитарным, а гендерные нормы уже не такие жесткие, как в первой половине прошлого века. Традиционный женский и материнский труд сегодня стал не только легче и безопаснее для здоровья, но и является сугубо добровольным. Те тяжелые условия жизни и труда, из-за которых женщины получили более ранний выход на пенсию, сегодня практически отсутствуют, а значит, и оснований для сохранения такой разницы в пенсионном возрасте между мужчинами и женщинами нет.

Тем не менее рождение детей вынуждает женщин временно уходить с рынка труда, что приводит к потере профессиональных компетенций, опыта работы, потенциального роста зарплаты и карьерных перспектив. Результатом становятся меньшие доходы, меньшие отчисления в пенсионный фонд и, как следствие, меньший размер пенсии по сравнению с нерожавшими или родившими меньшее количество детей женщинами. Эти потери должны быть компенсированы правом раннего назначения пенсии. Но такое право должно зависеть от индивидуальных характеристик, а не распространяться на всех женщин без исключения.

Итого совокупность демографических обстоятельств сегодня предрасполагает к снижению пенсионного возраста для мужчин с 60 до 59 лет и повышению для женщин с 55 до 63–65 лет. Но такие границы пенсионного возраста, очевидно, невозможны в России в силу сложившихся гендерных норм и стереотипов и, равно как и ныне действующий пенсионный возраст, противоречат принципу равенства мужчин и женщин. В качестве компромисса между демографическими факторами, обществом и государством разумно выравнивание пенсионного возраста для обоих полов на нынешнем уровне для мужчин – 60 лет. При этом у женщин, родивших и воспитавших детей, должно быть право на ранний выход на пенсию – минус один год за каждого ребенка, но не более пяти лет. При реализации такого бонуса за рождаемость доля женщин, недавно вышедших из фертильного возраста, которые смогут выйти на пенсию на один год раньше, составит 39%, на два года – 40%, на три, четыре и пять лет – 9, 2 и 1% соответственно.

Лишь после достижения в России показателей длительности жизни на пенсии у мужчин и женщин, близких к передовым странам, возникнет демографически обоснованная возможность начать повышение пенсионного возраста. Но скорость его повышения должна находиться в строгой зависимости от роста длительности жизни в пенсионном возрасте. В последние годы в России этот рост составлял в среднем около 0,1 года за один календарный год. При таких темпах ежегодный прирост возраста выхода на пенсию должен составлять не более одного месяца для мужчин и шести месяцев для женщин до достижения равного с мужчинами пенсионного возраста.

Но при ожидаемом росте доли пожилых и снижении доли работающих в населении это представляется недостаточным. По среднему варианту демографического прогноза Росстата к концу предлагаемого правительством переходного периода (2034 г.) без повышения пенсионного возраста доля россиян в трудоспособном возрасте сократится с 56 до 54% населения (или на 3 млн человек), а доля жителей в пенсионном возрасте вырастет с 25 до 30% населения (на 6 млн человек). Исправить ситуацию сможет лишь ускорение темпов снижения смертности трудоспособных россиян, что уже сейчас требует кратного роста инвестиций в здравоохранение.

Автор – научный сотрудник лаборатории демографии и человеческого капитала РАНХиГС и ИЭП имени Гайдара