Почему Россия не стала «германской Индией»

Военный историк Константин Гайворонский о том, кто и как в 1918 г. спас Россию от кабалы Брест-Литовского мира
Berliner Verlag / Archiv / AP

27 августа 1918 г. в Берлине были подписаны добавочные соглашения к Брест-Литовскому мирному договору. Если уже Брестский мир Владимир Ленин называл «похабным», то теперь Россия и вовсе превращалась в немецкую полуколонию. «Это была современная форма экономической вассальной зависимости», – писал о соглашениях немецкий историк Фриц Фишер. Что же побудило Ленина просить добавки?

Ратификация Брестского мира в марте 1918 г. не остановила ползучее продвижение немецких войск на восток, за согласованную демаркационную линию. 8 мая немцы вошли в Ростов, а 10 мая Ленин предупредил товарищей о возможном походе на Петроград и Москву «в случае победы немецкой военной партии». Как вспоминал Лев Троцкий, Ильич в этом случае готов был отступать за Урал: «До Камчатки дойдем, но будем держаться». (Интересно, знал ли он, что почти дословно процитировал слова императора Александра I, сказанные в 1812 г.?)

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью