Статья опубликована в № 4654 от 17.09.2018 под заголовком: Московские матклассы – образовательный феномен мирового уровня – были бы невозможны вне СССР

Математика на вырост

Преподаватель московской школы № 57 Ирина Хованская – о роли и месте математического образования в школах прошлого и будущего

Восстановление финансирования школьного образования после многолетнего провала 1990-х – начала 2000-х заставляет заново оценить опыт советского образования в области математики и сформулировать новые задачи для российских школ. На математическое образование, ставшее реальным конкурентным преимуществом россиян в период глобализации, возлагаются большие надежды. «Концепция развития математического образования», принятая правительством в 2013 г., прямо связывает успехи России в ХХI в. с уровнем математического образования. Опыт, набранный московскими матшколами во второй половине ХХ в., очень важен для разработки новых перспектив. Пятидесятилетие математических классов 57-й школы, лидера московского образования на протяжении десятилетий, – подходящий момент для того, чтобы подвести некоторые итоги и сформулировать новые задачи математического образования в России.

Свобода математики

Современная история математических классов в Москве началась с работы выдающихся математиков из МГУ Андрея Колмогорова и Евгения Дынкина во 2-й московской школе и 18-м интернате и классов, созданных учителем Николаем Константиновым в 7, 57, 179 и 91-й школах. Аналогичные школы и интернаты были созданы в других научных центрах страны – Ленинграде, Харькове, Киеве, Новосибирске. Ровно 50 лет назад, в 1968 г., набрала свой первый математический класс московская 57-я школа.

С одной стороны, неправильно говорить о том, что развитие математических классов пользовалось полноценной государственной поддержкой в советское время. Скорее, наоборот: классы разгонялись, а учителя увольнялись или не допускались до работы. Власти видели опасность в концентрации независимо мыслящих людей: «математики» в наименьшей степени подчинялись идеологическому контролю. Какую-то роль играл антисемитизм: например, во время «черных десятилетий» механико-математического факультета МГУ (1973–1988 гг.) поступить в главный вуз стран мешали не только евреям, но и всем выпускникам столичных матшкол.

С другой стороны, московские матклассы – образовательный феномен мирового уровня – были бы невозможны вне СССР. Важную роль играло то, что в СССР были фактически запрещены или ограничены многие профессии – все, связанное с предпринимательством, множество видов творческой деятельности; в областях, связанных с военной промышленностью и научными разработками, были строгие национальные и идеологические ограничения. Это создавало искусственно усиленный поток талантливых детей в математические специальности и взрослых, карьерный рост которых был невозможен по идеологическим соображениям, в учителя. Конечно, дело было не только в запретах – концентрация научных ресурсов в математических и физических специальностях создавала спрос на выпускников математических факультетов и, опосредованно, выпускников матшкол.

Матшколы за пределами математики

Тот факт, что постоянный приток талантливых детей был ключевым фактором успеха матшкол в советское время, показывает, что вызовы, стоящие перед математическим образованием в России сейчас, не могут быть решены теми же методами, что раньше. Преподавание математики должно быть рассчитано на детей, у которых постоянно есть выбор – стоит ли учиться математике или естественнонаучным дисциплинам или лучше посвятить время другим? Стоит ли, закончив школу или институт, заниматься математикой или попробовать силы в финансах, бизнесе или политике?

Математические классы 57-й школы закончили несколько российских миллиардеров и множество очень успешных предпринимателей. Заметное присутствие выпускников московских математических школ наблюдается во всех областях деятельности, в которых требуется аналитический ум и усиленная математическая подготовка. Математикой легко заинтересоваться в средней и даже начальной школе, а для интереса к экономике, лингвистике, биоинформатике и другим наукам нужен более взрослый кругозор и жизненный опыт.

Выпускники 57-й школы работают профессорами экономики в Стэнфорде, Чикагском университете, Бостонском колледже. Ректор Российской экономической школы, проректор Высшей школы экономики, начальник департамента денежно-кредитной политики Банка России, топ-менеджеры нескольких российских банков, партнеры ведущих мировых консалтинговых компаний – тоже выпускники математических классов 57-й школы.

Это не умаляет успехи нашей школы в подготовке профессиональных математиков и физиков: школа выпустила 15 победителей и призеров международных олимпиад; ее выпускники сейчас являются профессорами математики и смежных наук в десятках мировых университетов, включая МТИ, Беркли, Колумбийский университет, Йель, Университет Лос-Анджелеса и МГУ.  Тем не менее профессиональными математиками становится меньшинство выпускников математических классов – это совершенно естественно, учитывая общую малочисленность ученых-математиков.

Конкуренция за детей и учителей

Перед школами, открывающими математические классы, в современном мире стоят новые вызовы. Во-первых, «конкуренция за детей» сейчас значительно выше, потому что возможностей выбора у современных детей гораздо больше – все, что связано с бизнесом, экономикой и финансами, анализом данных, множество гуманитарных и творческих (дизайн) направлений. За ребенка, почувствовавшего вкус и интерес к математике, соревнуются не только и не столько несколько топовых московских математических школ, а другие направления и модели образования, возможно более широкие, открывающие новые горизонты и перспективы. Не менее важна «конкуренция за внимание детей», уже обучающихся в матклассе, – сейчас подросток, даже тот, для которого математика играет большую роль в жизни, отвлекается на много других дел – больше компьютерных игр, видео и кино, социальных интернет-связей и т. п. Один из ответов на эти вызовы – интеграция математических методов в преподавание других дисциплин: финансовая наука и инженерный дизайн используют не меньше математических методов, чем физика или химия.

Не меньшая проблема – конкуренция за учителей. Московские матшколы всегда опирались на добровольную помощью студентов-математиков, будущих выдающихся ученых. Сейчас же взрослым людям, квалифицированным для преподавания в сильных спецклассах, современная жизнь также предлагает огромное количество новых интересных возможностей. Даже московским школам и вузам, финансирование которых сильно выросло за последние годы, трудно выдерживать конкуренцию за программистов, физиков, математиков, востребованных в быстро развивающейся IT-сфере. Здесь усилия правительства – и, в нашем случае, московского правительства – особенно важны. Работа в школе не может быть настолько же финансово привлекательной, как работа в частном секторе, но, во всяком случае, она может гарантировать большую стабильность и защищенность.

Конечно, конкуренция – это не плохо для математических школ и хорошо для детей: она заставляет старые школы не стоять на месте, развиваться, становиться интереснее и привлекательнее. Для детей же в конечном счете создается более комфортная и эффективная образовательная среда. Тем не менее, если современные матшколы не будут отвечать на новые вызовы, следующие 50 лет могут оказаться не такими успешными, как 50 лет школы № 57.

Автор — завуч школы № 57, Москва

Читать ещё
Preloader more