Почему российским выборам, как и футболу, нужен fair play

Договоренности между соперниками дают результат, но убивают интерес к игре
Андрей Гордеев / Ведомости

Договорняки не любит никто – ни болельщики, ни избиратели. Договоренность двух лидирующих кандидатов в Хабаровском крае и вероятное признание сомнительной со многих точек зрения победы действующего губернатора в Приморье способны забить последний гвоздь в и без того уже практически мертвый институт выборов в России и привести и власть, и общество к логичной, но политически и социально глубоко пораженческой мысли о целесообразности повторной отмены выборности глав регионов.

Ситуация вокруг вторых туров губернаторских выборов остается неопределенной, что, вероятно, отражает колебания политических управленцев в выборе между сохранением принципов честной игры и достижением победы «правильных» кандидатов любыми способами. Согласие депутата Госдумы от ЛДПР Сергея Фургала, лидера первого тура губернаторских выборов в Хабаровском крае, на предложение действующего губернатора и соперника во втором туре Вячеслава Шпорта работать в региональном правительстве и одновременное заявление о продолжении кампании – событие не исключительное (хотя и редкое) в новейшей истории России, но в конкретных условиях осенней кампании впечатляюще издевательское. О согласии работать в команде соперника говорит не просто участник выборов, а его ключевой конкурент, к тому же опережавший действующего губернатора в первом туре. В таких обстоятельствах второй тур (который таки состоится, несмотря на заведомую бессмысленность и очевидное отсутствие у голосовавших за Фургала – а по сути, против Шпорта – избирателей какого-либо мотива вообще прийти на участки) будет похож на абсурдистскую комедию или футбольный матч, когда в перерыве после ничьей в первом тайме главный тренер одной из команд заявляет, что игра продолжается, но его игроки не будут переходить на чужую половину поля и будут бить по своим воротам. Игра-то продолжится и каким-то результатом, конечно, завершится, но вот останутся ли на трибунах зрители?

Между выборами и футболом много отличий, но есть и некоторое сходство. Если исключить яростных болельщиков определенной команды (в случае выборов – ядерного электората партии или убежденных сторонников конкретного политика), зрители охотнее ходят на футбол, а избиратели на выборы, когда в шоу есть элемент непредсказуемости, возможности победы «темной лошадки» над фаворитом, пользующимся финансовой, административной и пропагандистской поддержкой Москвы.

Политика и футбол востребованы, когда они непредсказуемы и зрелищны. Еще несколько лет назад российские любители футбола охотно смотрели игры мировых и европейских первенств, а также еврокубков, где можно было увидеть красивую и непредсказуемую игру, но все реже ходили на стадионы, чтобы посмотреть игру отечественных команд. Средняя посещаемость матчей российской премьер-лиги снизилась с 2011/12 по 2014/15 г. на 27%, до антирекорда в 10 151 зрителя за игру. Все меньше людей платили деньги за малоинтересное зрелище, результат которого нередко определялся договоренностями вне поля. По той же причине российские обыватели с большим интересом следили за выборами в США или Франции, где видели интригу и ярких игроков, и мало интересовались отечественной политикой.

Возрождение интриги в отечественном первенстве, начало борьбы с договорными матчами и особенно прошедший чемпионат мира вернули россиянам интерес к футболу: средняя посещаемость матчей премьер-лиги в сезоне 2017/18 выросла почти до 14 000 человек, а за первые семь туров нынешнего она увеличилась почти до 19 000.

Регионы, где состоялся или предстоит второй тур, обнаружили новую, стихийно оформившуюся тенденцию: избиратели готовы сами создавать интригу, голосуя против надоевшего фаворита за любого его соперника. Как же им реагировать на ситуацию, когда человек, которого они поддержали, готов играть договорняк?

Власти, которая заинтересована в победе Шпорта, было бы выгодно, чтобы обиженные избиратели его соперника остались дома и победа досталась действующему губернатору. Это решит локальную проблему в Хабаровске, но одновременно окончательно убьет остатки уже если не доверия к институту выборов, то хотя бы простого их принятия. Они окончательно превращаются в демонстрацию лояльности, отмечает политолог Николай Петров, что приведет к окончательному схлопыванию числа голосующих избирателей до зависимых от власти категорий населения. Власть попала в ловушку, которую построила собственными руками: она превратила выборы в референдумы о доверии, но в новых условиях люди голосуют против навязанного им претендента вне зависимости от того, кто ему противостоит, считает политолог Александр Кынев. Новой «фигой в кармане», продолжением протеста было бы как раз голосование за Фургала и во втором туре выборов вопреки его договоренностям с губернатором.

Возможные закулисные договоренности руководства парламентских партий с Кремлем перед вторыми турами дополнительно дискредитируют власть и тех, кто с ней договаривается, что может обострить внутрипартийную борьбу, говорит Петров. Амбициозные региональные лидеры могут выйти из-под контроля центрального аппарата и действовать в своих интересах, чтобы играть сколько-нибудь разумную самостоятельную роль, а не быть статистами в абсурдной и навязанной извне игре.-