Статья опубликована в № 4674 от 15.10.2018 под заголовком: Вещь недели Космический корабль «Союз МС»

Авария «Союза» бьет не только по престижу России

Она может повлиять на важные контракты и будущее пилотируемой космонавтики

Связанные с пилотируемой космонавтикой аварии совершенно справедливо воспринимаются более болезненно, чем с автоматами, и являются особенно обидными. К сожалению, именно такой стала произошедшая в четверг авария космического корабля «Союз МС-10», завершившаяся успешным спасением российского космонавта Алексея Овчинина и американского астронавта Ника Хейга. Неудачный запуск ракеты-носителя «Союз-ФГ» стал первым аварийным после 64 успешных запусков этой ракеты с 2000 г. Авария, возможно, обнулила, по крайней мере в общественном мнении, скромные, но реально существующие успехи в снижении аварийности космических пусков. Из-за производственных дефектов самих ракет или недостатков программного обеспечения аварийных запусков российских ракет не было с декабря 2016 г., когда из-за аварии насоса разрушился бак окислителя третьей ступени ракеты «Союз-У» и был потерян грузовой космический корабль «Прогресс МС-4» с грузами для МКС.

Эта авария не только нанесла особенно сильный удар по имиджу отечественной космонавтики. Если ее причины не будут убедительно расследованы и устранены, она может сказаться и на самом важном сейчас для российской космической отрасли коммерческом заказе на запуск спутников системы мобильной спутниковой связи OneWeb, которая должна обеспечить глобальный доступ к широкополосному интернету. Для этого планировалось использовать одну из модификаций ракеты «Союз». Что касается влияния аварии на планы NASA отказаться в 2020 г. от космических кораблей «Союз» для полетов к МКС, то вряд ли это произойдет. Эти давно утвержденные планы зависят только от темпов разработки американскими компаниями пилотируемых кораблей по заказу NASA. Впрочем, успешная работа систем аварийного спасения на одном из самых сложных этапов полета наверняка привлечет профессиональное внимание конструкторов космической техники в США и Китае.

Пилотируемая космонавтика не без оснований считается одним из символов национальной гордости России, ведь первым человеком в космосе был гражданин СССР Юрий Гагарин. Но много ли людей назовет без подсказки фамилии хотя бы тех космонавтов и астронавтов, которые сейчас находятся на МКС? Ценность МКС для проведения научных экспериментов достаточно ограничена, что фактически признавал и нынешний директор «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин еще во время работы вице-премьером. При сокращенном экипаже (а именно такой сейчас находится на МКС) большую часть времени он тратит для поддержания систем самой станции, а не на эксперименты. Ценность МКС представляет лишь как промежуточный этап для создания станции уже за пределами защиты магнитного поля Земли, без чего невозможна подготовка пилотируемого полета на Марс и повторных полетов на Луну. Сейчас NASA планирует создать такую станцию на орбите Луны к концу следующего десятилетия, причем в отличие от МКС потенциальный вклад России планируется очень ограниченным – лишь в создании шлюзового модуля, да и то под американские стандарты. Причем далеко не факт, что эта программа будет выполнена – уже позабылось фиаско объявленных при предыдущих президентах США Джордже Буше и Бараке Обамы планов полетов в дальний космос. Что касается самой МКС, то пока есть договоренность космических агентств о ее работе до 2024 г., возможно, она будет продлена. Тем не менее будущее пилотируемой космонавтики остается неясным.

Космонавты Овчинин и Хейг вернулись на Байконур после аварийного запуска «Союза МС-10»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more