Статья опубликована в № 4687 от 01.11.2018 под заголовком: Человек недели: Азия Биби

Кто такая Азия Биби и почему нам всем нужно знать ее историю

Отмена смертного приговора осужденной за «богохульство» христианке из Пакистана – исключение из правил мира торжествующего фундаментализма
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

«Я медленно умираю. Безболезненно, но ужасно медленно <...> Порядочная жена, хорошая мать, добрая христианка... которая теперь годна лишь для виселицы». Это слова из книги, написанной Азией Биби в соавторстве с журналисткой Анн-Изабель Толле. Сама Азия не умеет писать и читать. Мать пятерых детей, она была арестована в 2009 г. по обвинению в богохульстве и приговорена к повешению. Вчера Верховный суд Пакистана отменил приговор – под разъяренные крики толпы. На арабском ее имя означает «греховный», говорится в решении суда, но про нее можно сказать словами Шекспира из «Короля Лира»: «Я не так перед другими грешен, как другие передо мной».

Что она сделала? Собирая ягоды в жару, выпила воды из колодца для мусульман и предложила воды другим женщинам. А те накинулись на нее с руганью за то, что она осквернила колодец, называли грязной христианкой и поносили Иисуса. Она начала защищать Христа и рассуждать о пророке Мухаммеде. По законам Пакистана богохульство может караться смертью, «даже оказаться под подозрением – уже преступление в глазах религиозных фанатиков, которые судят, приговаривают и казнят во имя Господа. А ведь Аллах – это чистая любовь». Губернатор Пенджаба Салман Тасир и министр по делам религиозных меньшинств Шахбаз Бхатти – один мусульманин, другой христианин – были убиты фундаменталистами за поддержку Азии: «Даже животных не убивают с такой жестокостью. <...> Тасир говорил, что «в Пакистане времен наших отцов-основателей закона о богохульстве не существовало».

Какое-то время – почти 20 лет тому назад – я прожил в Иране. Помню, как, приходя в гости, женщины снимали чадру, под которой были декольтированные платья. Как мы пили с их мужьями водку, из чайника наливая в чашки, потому что за столом сидел деятель революции. Он делал вид, будто верит, что мы пьем чай, а мы делали вид, будто он верит, что мы хмелеем от чая. И когда я спросил другого, уже опального деятеля Исламской революции, зачем он в ней участвовал, он ответил так же, как отвечал мой прадед – деятель другой революции: ну мы же не думали...

Я противник любой господствующей идеологии (и, к слову, атеист) – у меня сильная прививка с советских времен. Меня пугают монополия на правду и фанатичная убежденность власти в своей непогрешимости, стеллажи в сувенирных магазинах, заполненные кружками, майками, чехлами для телефонов с изображением Владимира Путина. Пугают уголовные дела за лайки и госизмену. Вызывает отвращение, что детям в школах подсовывают обложки с «Единой Россией». Отталкивает то, как навязывают в школах религию. Особенно потому, что среди тех, кто это делает, так много некогда преданных своему делу коммунистов, комсомольцев, кагэбэшников (эта профессия априори чужда христианской, да и вообще какой-либо морали), сменивших устав КПСС на Псалтырь. Так и вспоминается Юра-музыкант с его «Боже! Сколько веры в руках отставных палачей», написанным еще в 1989 г. Такие люди умеют «избавляться от неугодных независимо от их религии или мнения» – снова слова Азии.

«Я не могу поверить в то, что слышу: я выйду на свободу сейчас? Они правда меня отпустят?» – цитирует AFP телефонный разговор с Азией (о вердикте она узнала в тюрьме). «Экстремисты никогда не оставят нас в покое» – это ее слова семь лет назад. Она была права, и, вероятно, ей придется покинуть страну. В опасности и жизнь судей – радикалы уже грозят, что суд играет с огнем, называют героем того, кто убьет Азию, и угрожают всем, кто решится ей помочь.

В тюрьме Азию пришлось перевести в крошечную камеру, где за ней велось круглосуточное видеонаблюдение – чтобы не убили. На свободе ее ждет толпа, чтобы растерзать, потому что фанатизм выжигает человечность.

Читать ещё
Preloader more