Статья опубликована в № 4723 от 24.12.2018 под заголовком: Инициатива Трампа вносит еще больше неопределенности в сирийский конфликт и повышает риски для всех вовлеченных сторон, включая Москву

Кто выиграет от вывода американских войск из Сирии

Арабист Алексей Хлебников о том, почему Россию рано считать главным бенефициаром решения Трампа
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Решение президента США Дональда Трампа вывести американские войска из Сирии, которое он объяснил победой над ИГИЛ (запрещено в России), многими комментаторами из числа политиков и экспертов было воспринято как победа России, которая безусловно выиграет от ухода американского контингента. Но так ли это на самом деле? Если посмотреть на вопрос внимательно, то станет понятно, что такой вывод как минимум не очевиден. Инициатива Трампа вносит еще больше неопределенности в сирийский конфликт и повышает риски для всех вовлеченных сторон, включая Москву.

Во-первых, мы знаем только о принципиальном решении президента вывести американские войска, какие-либо подробности и детали плана не известны – и это несмотря на то, что Трамп и раньше регулярно говорил о намерении сократить американское военное присутствие. Между тем детали тут имеют большое значение. Будет ли вывод полным и окончательным или какая-то часть войск в Сирии останется? Если войска будут выведены, останутся ли в Сирии силы специального назначения и сотрудники ЦРУ? Продолжат ли США вооружать, обучать курдские формирования и поддерживать их разведданными, будут ли американские ВВС прикрывать курдов с воздуха? Будут ли выведены войска с юга Сирии из приграничного Ат-Танфа? Останутся ли на курдских территориях американские частные военные компании?

Не зная ответа на эти вопросы, не стоит спешить с выводами о выбывании США из «сирийской игры». Вот и Владимир Путин был осторожен, отвечая на большой ежегодной пресс-конференции в минувший четверг на вопрос о Сирии: «Мы пока как бы не видим признаков вывода американских войск, но допускаю, что это возможно».

Пентагон и европейские партнеры США не согласны с мнением Трампа о победе над ИГИЛ в Сирии. Французские и британские военные, находящиеся на территориях к востоку от Евфрата, покидать страну пока не собираются.

Во-вторых, важно понимать, что роль США в Сирии в принципе довольно ограниченная. По данным Пентагона, контингент США в Сирии насчитывает 2200 военнослужащих, хотя реальная численность американских военных может быть куда больше. Но их основная задача – не непосредственное участие в боевых действиях, а помощь Сирийским демократическим силам (СДС) в противостоянии террористам, вооружение и обучение местных сил самообороны премудростям военного дела. Американское присутствие призвано было служить гарантом того, чтобы никто из региональных игроков – ни Турция, ни Иран – не вел военных действий против СДС, зная, что в их рядах есть военные США (в этом смысле роли США и России похожи). Военное же наземное присутствие Турции и Ирана куда больше, чем у США и России.

В-третьих, не нужно забывать, что Турция – член НАТО и важный союзник США в регионе. Вполне вероятно, что Вашингтон решил примириться с Анкарой и заявление о выводе войск из Сирии, а также принятое ранее решение госдепартамента одобрить продажу ЗРК Patriot Турции стали реверансом в сторону Анкары. Дело в том, что американская поддержка курдов уже стала одним из основных раздражителей турецко-американских отношений: турки видят в сирийских курдах, в частности в партии «Демократический союз», продолжение Рабочей партии Курдистана, которую считают террористической организацией. В последние недели Анкара заявляла о готовящейся крупномасштабной операции против курдов. Сейчас же, судя по заявлениям президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, США и Турция достигли определенных договоренностей, которые не допустят этого.

Наметившееся сближение Анкары и Вашингтона, порождая новые неопределенности, несет риски для Москвы. Останутся ли в силе договоренности между Россией и Турцией по Идлибу? Сохранит ли Анкара договороспособность в переговорах с Москвой по судьбе территорий восточнее Евфрата? Изменит ли Турция свое поведение в рамках созданного Москвой астанинского формата?

Пока что основным бенефициаром решения Трампа вывести американские войска выглядит не Россия, а Турция, получившая уступки от США по ЗРК Patriot и курдам. Если мы допускаем, что США действительно выведут все войска из Сирии, то Турция будет примерять на себя роль гаранта того, что образовавшийся вакуум не будет заполнен игиловцами или иранцами. Курды же будут находиться под жестким контролем и пойдут на более активный диалог с Россией и Дамаском по поводу условий вхождения под контроль сирийских властей. В противном случае сохранится угроза со стороны Турции и Ирана.

А вот Россия получит дополнительные риски ухудшения отношений и с Турцией из-за ее сближения с США и из-за курдов, и с Ираном из-за его стремления расширить влияние на северо-востоке Сирии, и с США, которые будут стремиться через Турцию не допустить усиления Москвы в Сирии.

Впрочем, плюсы в решении Трампа для Москвы есть. Если США действительно выведут войска из Сирии, Россия станет единственным глобальным игроком на земле и ее роль как медиатора в обостряющейся ситуации между турками, курдами, иранцами и сирийцами может возрасти. Это так, но все же чрезмерного оптимизма питать, на мой взгляд, не стоит.

Автор — эксперт Российского совета по международным делам, старший аналитик Eurasia Strategies

Читать ещё
Preloader more