Статья опубликована в № 4728 от 09.01.2019 под заголовком: Банальность халатности

Безалаберность против терроризма

В 2019 году поверить в бытовую версию взрыва дома оказалось проще, чем в политически-террористическую

Версия о теракте как причине взрыва 31 декабря жилого дома в Магнитогорске, под завалами которого погибли 39 человек, не была массово подхвачена в обществе, несмотря на то что слухи о теракте были сдобрены политически токсичным в России словом «гексоген». В 2019 г. в отличие от 1999 г. оказывается проще поверить в бытовую, а не политическую версию взрыва – в халатность и безалаберность кого-то из обывателей, а не жестокий умысел террористов любого рода.

Уже 1 января, спустя сутки после взрыва, об отказе от каких-либо других версий произошедшего, кроме взрыва бытового газа, заявила ФСБ. Следственный комитет сообщил, что рассматривает все версии, экспертиза еще не завершена, но, по предварительной информации следователей, следов взрывчатых веществ на обломках рухнувшего дома нет. Это вполне стандартные проверки и заявления, к которым на этот раз было больше внимания из-за распространившихся в соцсетях и телеграм-каналах, с поддержкой отдельными уральскими СМИ, слухов о том, что следователи якобы обнаружили в завалах дома в Магнитогорске следы гексогена – взрывчатки, название которой знакомо россиянам с 1999 г., когда в результате серии взрывов домов в российских городах, признанных терактами, погибли больше 300 человек. И нельзя сказать, что правоохранителям и политикам пришлось как-то особенно постараться, чтобы выдавить тему теракта из новогодней повестки: спустя несколько дней она практически сошла на нет сама собой. Возможно, сыграло свою роль стремительное, без кемеровского опоздания, появление на месте трагедии Владимира Путина; возможно, дело в традиционном праздничном анабиозе, в который погружается страна в начале января.

Взрывы же бытового газа в жилых домах давно превратились в рутинные сообщения из хроники происшествий из-за своей многочисленности. Только в 2018 г. в России произошло 13 случаев (включая трагедию в Магнитогорске) взрывов газа со смертельным исходом, от последствий взрывов погибли, не считая магнитогорцев, 20 человек, из них семеро – дети. География взрывов обширна – от военного городка во Владимирской области до Петербурга и Подмосковья, пострадали обитатели как малоэтажного частного сектора, так и городских многоэтажек. Взрыв бытового газа – это, как ни печально, вполне типическое происшествие для российских городов, где около 70% жилья оснащено газовыми плитами. За соблюдение правил эксплуатации газового оборудования – кухонных плит, водонагревательных колонок – отвечают сами собственники и наниматели жилья, а внешний контроль за ними, судя по многочисленности взрывов, едва ли соответствует уровню опасности, которую могут представлять повреждение или неправильная эксплуатация оборудования. Чтобы стать причиной гибели нескольких человек от взрыва газа, не надо быть террористом – достаточно просто игнорировать технику безопасности: халатность и безалаберность убивают стабильнее.

Читать ещё
Preloader more