Проблема единственной версии

Версия спланированного убийства российских журналистов в ЦАР от «Досье» Ходорковского вызывает раздражение в СКР – но это не основание для отказа от ее проверки в пользу официальной версии об ограблении
Фактический отказ СКР от изучения других версий, кроме официальной, ставит под вопрос объективность официального расследования /Евгений Разумный / Ведомости

Официальное следствие в России считает заведомо неперспективной версию спланированного убийства трех российских журналистов, которую по итогам своего расследования обнародовал центр «Досье» Михаила Ходорковского. Фактический отказ СКР от изучения других версий, кроме официальной – и удобной в своей простоте – версии об ограблении, ставит под вопрос объективность официального расследования.

В четверг «Новая газета» и «Дождь» опубликовали статьи с пересказом результатов расследования «Досье» обстоятельств гибели Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко, расстрелянных 31 июля 2018 г. в Центральноафриканской Республике (ЦАР). Журналисты изучали деятельность ЧВК «Вагнер», их поездку профинансировал Центр управления расследованиями (ЦУР), также работавший на деньги Ходорковского. Основываясь на данных биллинга мобильных телефонов журналистов и их сопровождающих, «Досье», как пишут «Новая» и «Дождь», полагает, что гибель россиян была не случайной и что перемещения Джемаля, Расторгуева и Радченко с момента приезда в ЦАР контролировали бывшие и действующие местные жандармы, находившиеся в плотном контакте с отставными российскими силовиками, работающими в ЦАР и связанными с бизнесом Евгения Пригожина. Как заявил Ходорковский, «это наша версия», доказать которую «Досье» без правоохранительных органов не может.

СКР ответил оперативно: его представитель заявил, что такие публикации призваны «оправдать собственные просчеты при подготовке опасной поездки <...> и обвинять в этом непричастных» (цитата по сайту СКР) и что официальное расследование продолжается, изложив версию гибели журналистов при сопротивлении ограблению. Схожую версию – про «покушение местных группировок» – обнародовал на большой пресс-конференции 2018 г. и Владимир Путин.

Сложно представить себе иную реакцию на слова все еще сильно раздражающего власть Ходорковского (хотя не только СКР обвинял ЦУР в слабой подготовке командировки). Его намеки на причастность к гибели россиян людей из структур Пригожина – человека, которого лично президент чуть ли не выгораживает перед журналистами, – обречены восприниматься крайне резко. Но Ходорковский прав в том, что только правоохранительные органы могут поставить точку в расследовании убийства трех россиян в Африке. Попытки еще до завершения расследования перенести ответственность за их гибель на структуры Ходорковского, как не защитившие журналистов от ограбления, выглядят заведомым предпочтением одной, самой простой, версии, что ставит под сомнение беспристрастность государства в этом деле.