Статья опубликована в № 4757 от 19.02.2019 под заголовком: За самоцензуру в искусстве

За самоцензуру в искусстве

Табу на темы для музыкантов и художников – это признак неумения и неготовности общества обсуждать сложные вопросы

Худсоветы и главлиты давно остались в прошлом, но и сегодня большинство россиян считают, что музыканты, художники и режиссеры могут высказываться далеко не на все важные для общества темы. Это проявление общей повышенной тревожности, на которую накладывается неготовность и неумение обсуждать острые темы – как на уровне семьи, так и в обществе в целом.

Система табуированных тем в общественном сознании довольно обширна, показал недавний опрос «Левада-центра». Каждый второй россиянин (49%) полагает, что артистам – музыкантам, художникам, режиссерам – лучше не касаться в твоем творчестве тем насилия и суицида (даже среди респондентов 18–24 лет таких 41%), несколько меньше (41%) доля тех, кто считает нежелательной тему алкоголя и наркотиков, каждый третий хотел бы, чтобы артисты не обращались к теме секса и половых отношений (в том числе каждый четвертый в молодежной возрастной когорте). 19% опрошенных призывают творческих людей к самоцензуре в высказываниях с критикой власти (выше среднего их доля среди молодежи и тех, кому за 55), 13% – в произведениях о «спорных моментах отечественной истории». И только каждый пятый респондент (максимум – каждый четвертый в возрасте 25–39 лет) полагает, что ограничений по темам у людей искусства быть не должно вовсе.

Такие результаты во многом отголоски госполитики последовательного ограничения доступа к чувствительной информации, которая объясняется традиционно заботой об общественном благе и безопасности, что, в свою очередь, только подогревает ощущение тревоги. Законодательные запреты на распространение информации о суицидах, наказание за «гей-пропаганду», планы ввести штрафы за неуважение к власти, «двушечки» за «панк-молебен» и т. п. были доброжелательно встречены немалой частью общества в том числе потому, что отражают глубинные страхи перед обсуждением сложных вопросов, неуверенность в своей способности критически осмыслить получаемую информацию, боязнь не устоять перед «развратом». Это страх того, что любой разговор на эти темы – это неизбежно «пропаганда» и «популяризация», поэтому лучше об этом молчать, не видеть и не слышать, только так и убережешься сам и убережешь детей, полагает социолог «Левады» Денис Волков.

Симптоматично, что немалая часть табуированных тем в творчестве совпадает со списком запретных тем для обсуждения в семье: каждый третий респондент «Левады» в 2017 г. указал, что среди его родных не принято говорить о сексуальных проблемах, 15% – о самоубийстве, по 5% – о религии/вере и «темных страницах истории страны», но только у 2% – об отношении к руководителям государства. Но зона табу в кругу семьи все же меньше, чем за ее пределами: почти половина опрошенных заявили социологам, что у них в семье запретных тем нет.

Читать ещё
Preloader more