Статья опубликована в № 4768 от 06.03.2019 под заголовком: Вещь недели Истребитель МиГ-21

Есть ли шансы на скорое исчерпание индо-пакистанского конфликта

Быстрое освобождение индийского летчика дает надежду, что развития конфликта ядерных держав удастся избежать

Индийский истребитель МиГ-21-бис стал единственным пилотируемым летательным аппаратом, достоверно потерянным сторонами в ходе самого серьезного за последние 12, а может, и больше лет. Индия была вынуждена провести бомбардировку лагерей боевиков в Пакистане в ответ на террористический акт 14 февраля, когда в Кашмире после атаки террориста-смертника погибли 45 индийских полицейских со всей страны. Терактов с таким количеством жертв среди индийских силовиков не было в Кашмире никогда. Атака смертника вызвала серьезное возмущение в индийском обществе, особенно чувствительное для премьера Нарендры Моди в связи с приближающимися всеобщими выборами, которые пройдут весной. Партия БДП, к которой принадлежит Моди (позиции партии не смогла поколебать даже проведенная с большими издержками для населения денежная реформа), за последние месяцы проиграла ряд местных выборов. Поэтому удар индийских ВВС по лагерям боевиков 26 февраля был неизбежен.

В свою очередь Пакистан, армия и спецслужба ISI которого и есть настоящая власть в стране, ответил на следующий день демонстративным налетом со сбросом бомб рядом с индийскими военными объектами и, видимо, организацией засады на вылетевшие в ответ индийские истребители, что и привело к потере МиГ-21. Его пилот был выдан Индии в прошлую пятницу, и премьер Пакистана Имран Хан дает понять, что желал бы на этом завершить конфликт.

ВВС Индии заявили о сбитии пакистанского истребителя F-16, но прямых подтверждений не предоставили. В то же время есть опирающиеся на коммерческие спутниковые снимки независимые оценки, что по крайней мере один удар индийских ВВС по лагерям боевиков был мало успешным, что делает возможным нанесение Индией дополнительного удара.

Быстрое освобождение летчика МиГ-21 говорит о том, что Индия и Пакистан за 70 лет выработали определенную культуру конфронтации и наработанные каналы связи и посредники им не нужны. Правда, есть основания считать, что во время предыдущего конфликта в Каргиле в 1999 г. пакистанцы убивали индийских пленных. Да и теракты в отношении Индии, которые вряд ли могли быть подготовлены без ведома ISI, говорят о том, что полагаться на эту культуру нельзя. Конечно, и сам Пакистан, как справедливо отметил Имран Хан, страдает от терроризма – тех самых выращенных ISI исламистских радикалов, вышедших из-под контроля. Но лагеря группировки «Джейш э-Мухаммед», боевик которой совершил теракт 14 февраля, действовали в Пакистане на подконтрольной правительству территории.

Кроме того, это первая серьезная конфронтация после того, как ядерное оружие стало по-настоящему принятым на вооружение двух стран. В 1999 г. во время войны в Каргиле, через год после ядерных испытаний Индии и Пакистана, оно, как показывает опыт большинства других ядерных стран, еще не могло считаться в полном смысле слова оружием.

Но в конечном счете масштабный конфликт вряд ли нужен обеим странам, и, видимо, Индия не стремится к конфронтации. Возможно, индийскому правительству удастся убедить общество в том, что нанесенного ответного удара достаточно. Даже ограниченный инцидент привел к последствиям, которые почувствовали далеко за пределами Индии и Пакистана после закрытия пакистанского воздушного пространства. Нечего и говорить, к чему приведет серьезный, пусть даже неядерный конфликт.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more