Статья опубликована в № 4773 от 14.03.2019 под заголовком: Откуда берутся министры

Откуда берутся министры

Анализ биографий и карьерных траекторий российских высших госслужащих не подтверждает гипотезы о военизированном характере путинской элиты

Уроженцы больших городов с дипломами ведущих гражданских вузов имели больше шансов занять высокий государственный пост в правительстве Дмитрия Медведева при президенте Владимире Путине, чем провинциалы и выпускники военизированных учебных заведений. Но близость социального происхождения и образования не означает оформления единой кадровой политики: министерства и ведомства комплектовались высшими управленцами по разным принципам – от меритократического до ярко выраженного земляческого. При этом более эффективно (как минимум с формальной точки зрения) работали госорганы, где в руководстве было больше карьерных бюрократов, последовательно прошедших ступени служебной лестницы.

Георгий Борщевский из РАНХиГС проанализировал биографии и карьерные траектории 381 высшего госслужащего в федеральных министерствах, в том числе министров (21 человек), их заместителей (138 человек, включая первых замминистра) и директоров департаментов (222 человека) в кабинете образца 2017 г. Главным условием попадания в элиту оказалась вовсе не принадлежность к силовикам: всего 10% высших управленцев имеют военное образование, а доля выходцев из армии и правоохранительных органов составляет лишь 2%, что опровергает теории о «военизированном характере» путинской элиты, пишет Борщевский. Ключевыми признаками нынешних управленцев стали рождение в крупных городах и учеба в московских и петербургских (ленинградских) вузах: этим признакам соответствует около 60% высших госслужащих. Для сравнения: из 10 лидеров последнего рейтинга Forbes в городах-миллионниках родились лишь двое, а закончили московские и ленинградские вузы – семеро.

Большая доля уроженцев крупных городов, в том числе обеих столиц, и выпускников ведущих университетов не случайна: их студенты отличаются высокой мотивацией при поступлении и в учебе, во время которой они получают первый опыт работы и обзаводятся знакомствами, способными стать трамплином для дальнейшей карьеры. Жители столиц, как правило, обладают более выгодными стартовыми возможностями для ускоренного продвижения по службе. Влияние проектов подготовки высших управленцев в ведущих вузах страны, которые курирует администрация президента, на кадровый состав правительства пока выявить трудно: целенаправленная политика совпала с естественной сменой поколений.

Значительная доля жителей крупных городов с качественным образованием среди высшей бюрократии еще не означает, что в России сложилась единая система формирования высших управленческих кадров. По мнению автора исследования, министерства образца 2017 г. можно условно разделить на три группы в зависимости от принципов подбора руководства. В частности, Минфин, МИД, МВД, Минюст, Минтруд и МЧС образца 2017 г. можно назвать «кадровыми»: министерские посты и большую часть руководящих там занимали чиновники, прошедшие в своих ведомствах все ступени служебной лестницы. Минспорт, Минобрнауки (до его разделения в 2018 г.) и Минздрав Борщевский относит к «экспертным» или технократическим: ими руководили люди с профильным образованием и опытом работы. Наконец, Минтранс и Минстрой возглавляли политические назначенцы без опыта и профильного образования.

Впрочем, и в таком кабинете были ведомства, руководители которых предпочитали подбирать себе команду по принципу землячества или совместной учебы. В частности, при прежнем министре сельского хозяйства Александре Ткачеве почти половина его руководителей были уроженцами Краснодарского края (Ткачев был губернатором края в 2000–2015 гг.), а один из заместителей министра и два начальника департамента – выходцами из той же станицы, что и сам Ткачев, «что вряд ли можно назвать случайностью», отмечает Борщевский. Большинство высших госслужащих в Минюсте были уроженцами Ленинграда и выпускниками юридического факультета СПбГУ – alma mater и самого Владимира Путина.

Это не означает, что по личному знакомству подбирались высшие управленцы всех министерств. В некоторых ведомствах (например, в Минфине) действовал меритократический принцип отбора, когда критерием повышения становится эффективная работа на прежней должности, в других важнее не успех в работе, а последовательное прохождение должностей без серьезных нареканий руководства.

Как отмечает Борщевский, наиболее эффективно исходя из показателей выполнения госпрограмм и (или) роста ВВП в порученных сферах работали министерства, возглавляемые карьерными бюрократами, за ними следовали «технократические» ведомства. Наименее успешной была деятельность политических назначенцев.

Читать ещё
Preloader more